turova_varvara

Categories:

Весна 1951 года: движение вперёд и будет вперёд

(продолжение, начало тут)

«Свердловск, 7 мая 1951 г.

Добрый вечер!

Здравствуй, Вера!

Пишу неочередное письмо, т.е. не получив от тебя ответа на свое второе письмо.

...

Хочу, Вера, обратить твое внимание на плохие мои сдвиги по институту. Трудно дается мне эта злополучная аналитика. Уже боюсь, что не осилю всё во время отпуска – еще надо сделать полностью две контрольные работы с проработкой совсем нового материала.

А время бежит быстро. 

Папа сидит в центре, за ним стоит Аким Михайлович - его отец, мой дедушка. Слева от папы Фёдор Петрович Пенькин - муж папиной двоюродной сестры Анны, а справа - армейский товарищ Фёдора Петровича.
Папа сидит в центре, за ним стоит Аким Михайлович - его отец, мой дедушка. Слева от папы Фёдор Петрович Пенькин - муж папиной двоюродной сестры Анны, а справа - армейский товарищ Фёдора Петровича.

Но как-то бы ни было, надо крепиться – Вере было труднее, да, да, насколько я узнал Веру – Вере было куда труднее, чем мне сейчас. Это просто моё малодушие.

Интересуюсь, Вера, как всё же ты устроилась? Все еще продолжается это «гостеприимство»?

Что нового видела в Москве – есть ли время изучать ее (ведь ты вызвалась быть экскурсоводом).

Какая погода стоит в Москве? (Здесь холодно, ночью еще подмораживает). Пиши, Вера, обо всем, сoобщай все новости, появляющиеся в твоей студенческой сегодняшней жизни.

Знание твоей жизни, твоих успехов будет подталкивать и меня – я постараюсь равняться по передовым.

...

P.S. Вера, мой младший брат-студент едет на практику. Узнав, что у меня есть знакомый человек в Москве, он просит меня относительно фотопленки для фотоаппарата «ФЭД». Я же осмеливаюсь просить тебя – если это возможно направить пленку посылкой (бандеролью или книгой). Деньги 50 руб. перевожу почтой. Пленка для ФЭДа или немецкая пленка Изопан «F», чувствительность 600-2000, лучше, если 1000; 5-8 шт. Если это невозможно, то не беспокойся – деньги будут у тебя – я же скоро должен быть в Москве.»

«Свердловск, 10 мая 51 г.

Здравствуй, Вера!

Сегодня получил от тебя второе письмо.

....

Как же это всё-таки сидеть до 4 часов ночи? – сейчас трудно мне представить, ибо забываю, что я – плохое мерило для остальных. Для меня это совершенная болезнь глаз недели на две.

А ведь как тоже занимался четвёртый и пятый годы, готовя дипломную работу!* Тоже был, как орёл, не чувствовавший никакой усталости. А теперь вот сдали, изменили глаза. И сейчас крепко, черт возьми, тормозят моим занятиям. Поэтому, Вера, ночное время используй для сна. А то вот ещё выдумала! Письма писать ночью. Кто виноват будет, что у тебя будет подобное с глазами? – Я, наверное, - мне по ночам пишешь. А ведь отдых-то, Вера, тоже нужен, а то ты приедешь домой, мама тебя и не узнает – похудеешь.

Это всё потому, что нет над тобой сейчас опеки, а то, вероятно, мама не дала бы в 4 часа письма писать – грешно, скажет. Да и я бы не позволил, а спать заставил.

...

Папа, начало 50-х.
Папа, начало 50-х.

У меня в учебе и жизни пока изменений нет. Мама поправляется. Форсирую третью контр. работу по аналитике. С огородом 75% вскопано, но не посажено.

Вобщем, больше домохозяин, чем студент.

Но как-то бы ни было, что хотя мизерными шагами, но всё-таки движение вперёд и будет вперёд.

Вот на этом пока заканчиваю. Время второй час, но учти, не четыре. Пора спать. Половина седьмого – подъём. И так далее.

Ну будь здорова, Вера, привет мамаше!

Пиши.

До свидания!

P.S. Как научиться писать, чтобы получалось похоже на почерк?»


«Москва, 11 мая 51 г 

Здравствуй, Лёня!

Сегодня я пошла в институт сдавать последний экзамен и получила твоё письмо, за которое очень и очень тебе благодарна. Так как и в прошлый раз, «дух» у меня необычайно поднялся, появилась уверенность, но, к сожалению, весь заряд пропал зря: преподаватель сегодня заболел и не пришёл. Теперь, если пойду сдавать, то только не раньше понедельника, т.е. 14/V. Видишь, Лёня, как неважно пока идут у меня дела. Но я пока ещё не падаю духом. Живу сейчас уже в общежитии, в котором жила зимой. Не знаю, для чего тянули такую волокиту: оказывается одно место там было свободно давно. Володя (мой товарищ) живет пока в общежитии другого института. Там у него есть друг, который делит с ним койку пополам. Но скоро всем нашим ребятам дадут также общежитие. Из Краматорска приехал вчера ещё один наш студент, так что нас уже теперь четверо. Обстановка в общежитии, Лёня, мне очень не нравится, т.к. она совсем не рабочая: народ собрался такой, что сами почти ничего не делают (мамины и папины сыночки и дочки), а нанимают. Чуть ли не каждый день устраивают гулянки с песнями, танцами до 2-х ночи. Такое общество меня совсем не привлекает. Заниматься по-прежнему езжу по библиотекам. С утра, правда, можно заниматься в общежитии, т.к. до 11-12 часов они все спят.

Мама (первая слева) с подругами, начало 50-х
Мама (первая слева) с подругами, начало 50-х

От общежития до института 1 час езды. Это в московских условиях считается хорошо, но мне не очень нравится. Местечко, в котором находится общежитие, очень хорошее, живописное. Рядом с общежитием сосновый бор. Лёня, ты просишь писать о столичных впечатлениях. Впечатления о столице, конечно, очень большие, но всё меня уже не очень удивляет. Ведь я уже четвертый раз в Москве. За эти дни побывала в Третьяковской галерее, музее В.И.Ленина, в мавзолее, в музее подарков И.В.Сталину. Все это оставило глубокий след. После сдачи последнего экзамена условились с ребятами сходить в Большой театр. А вообще, Лёня, (ты только не удивляйся) я здесь скучаю. Хочется скорей закончить и уехать домой. Московская суета меня очень угнетает. Жить все время здесь мне не нравится. Очень хорошо здесь погулять недели 3, а потом все же уехать в местечко, где жизнь немного поспокойнее. Не знаю, какое мнение у тебя по этому вопросу. 

Лёня, ты пишешь, что у тебя сейчас огородная компания отнимает много времени. Очень жаль, конечно, что всё так вышло, но ничего не сделаешь – родным мы обязаны помогать.

Лёня, в тебе я очень уверена: будучи в командировках, ты уделял очень много времени занятиям, так что я не сомневаюсь, что на учебном фронте у тебя успех будет обеспечен. 

Лёня, я пока писать кончаю, т.к. тебе уж, наверное, надоело и читать такое скучное письмо. 

Очень жду от тебя ответ.

Пиши мне всё, всё о себе: как идёт сдача экзаменов, как двигается огородная кампания, как проводишь часы отдыха. Отдыху все же немножко хотя, но я думаю, что надо уделять время. 

Лёня, твои письма вселяют в меня много энергии и желания поскорее закончить начатое дело до конца, а поэтому, если тебе не надоело, то очень прошу – пиши ответное письмо поскорей.

А пока – до свиданья!

Крепко, крепко жму твою руку!

 Вера. 

P.S. Лёня, какая я рассеянная, запечатала письмо и вспомнила , что адрес-то теперь у меня новый. Пришлось расклеить. Пиши на общежитие , т.к. в институт теперь буду ходить не очень часто.»

Записка с адресом:

«г.Москва

поселок Малаховка

Ул.Южная, дом N 6

Казанковой В.Н.»


«г. Москва, 14 мая 1951 г.

Здравствуй, Лёня!

И какой же ты хороший и догадливый! Словно чувствуешь, когда прислать мне письмо, чтоб им подбодрить меня, вселить в меня уверенность и смелость.

Лёня, как только я прихожу в институт, я первым долгом узнаю, нет ли писем.

Сегодня на мой вопрос мне подали 2 письма – одно твоё, а второе мамино. И так как я пришла сегодня в институт сдавать последние 2 экзамена, то, прочитав эти письма (одно с воодушевлением, а другое – с благословением), я была уверена, что сдам. Экзамены, конечно, сдала, т.к. очень долго к ним готовилась. Лёня, меня так напугали этими предметами и самим преподавателем, что я от «страха» перечитала всю литературу, которая требовалась по программе (обязательную и второстепенную). Спрашивал он меня 1 час и 45 минут. Я уж даже рассердилась и хотела сказать ему, что он уж сильно увлекся, задавая столько вопросов. Мои «болельщики» (ребята из Краматорска) устали стоять под дверью и тоже хотели уже ему напомнить, чтобы он поскорее кончал спрашивать. Экзамены сегодня у нас кончились в 10 часов вечера, часок, чтоб головы немного отдохнули, - погуляли, делились впечатлениями, наметили план работы на завтра и в 11 часов вечера разъехались в разные стороны. В общежитие пришла в 12. Теперь вот села писать письма. И написала их уже 4: маме, брату, на работу одно письмо (а то там маме передают, что уже сердятся все на меня), заведующему учебно- консультационным пунктом.

А тебе, Лёня, пишу пятое. Пишу его после всех, т.к. хочу тебе написать больше всех (со всеми подробностями). Лёня, очень благодарна тебе за твоё беспокойство: с жильем я уж, можно сказать, устроилась хорошо. Ребята наши, правда, еще без общежития. Обещают дать числа 20, когда некоторые уедут.

Лёня, ты рассказываешь, как ты мечтал с отцом выиграть 50 тыс. Мы здесь тоже мечтали,  какой бы мы пир устрoили, а потом хотели отложить защиту диплома до сентября, т.к. решили что торопиться тогда будет нечего. Затем бросили жребий, кому бежать за таблицей. Пришлось идти Володе. А когда проверили, то никто ничего не выиграл. Мы решили, что это тоже хорошо, т.к. в таком случае будем спешить, чтоб закончить в июле. Лёня, насчет аналитики я тебе не советую отчаиваться – уверена, что ты ее одолеешь, да и притом в срок. Что касается изучения нашей столицы (хоть я и вызвалась быть экскурсоводом) – успехи у меня слабые. Мало очень времени. 

...

Фотопленку завтра с Володей пойдем купим и ее отошлю. Только зачем ты деньги переводил? Ты же ведь сам скоро приедешь?»


А это фото, по-видимому, с той самой, присланной мамой фотоплёнки. На нём папин младший брат – Фёдор со своей будущей женой Лилей (оба — студенты Свердловского горного института), на геофизической практике. Лето 1951 года.

*Дипломная работа в машиностроительном техникуме

[Продолжение]

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded