turova_varvara

Московская суета мне очень надоела...

Продолжение, начало тут и тут.

24.05.51

«Здравствуй, Вера!

Сегодня прибыл домой – выезжал на три дня в район, выполняя хозяйственное поручение папаши. Находясь в отлучке, думал, что будет письмо от Веры.

Так и есть, даже два, т.е. второе сопроводительное к посылке.

Не знаю, Вера, как и чем благодарить тебя за твою внимательность, отзывчивость на мою просьбу. Необыкновенной души ты человек. Рад за твои успехи и сдвиги в работе. Но не отрадны, Вера, мои «успехи», не хотелось бы и писать тебе о них – не огорчать тебя, опровергая твои смелые заверения об успехах на моем учебном фронте. В настояшее время состояние моих занятий следующее: третью контрольную работу по аналитике сдал на рецензию, осталась ещё одна работа. Но сданная ещё 20 дней назад контрольная работа по начерт. геометрии полностью не удалась. Правда, она зачтена при условии, если исправлю свои ошибки, т.е. вычертив ещё две задачи на обороте в карандаше. Но это очень немного, а беда в том, что преподаватель, принимающий экзамен, заболел. Значит, успех сдачи экзамена будет зависеть от выздоравливания преподавателя.

Но как бы то ни было, Вера, я почти спокоен. Все-таки твои внушения действительны. А ведь и я должен в себя верить, ведь не последний же я человек.

Завтра, Вера, иду первый день на работу – пролетел мой месячный отпуск. Сегодня видел одного товарища из своего отдела. Узнал от него некоторые новости, а именно, вызовов на монтажи пока нет, Виктор Иванович уехал на запад по ремонту мельницы.

Папа (второй справа) с сестрой Асей, младшим братом Фёдором и старшим братом Евгением, начало 50-х.
Папа (второй справа) с сестрой Асей, младшим братом Фёдором и старшим братом Евгением, начало 50-х.

В отделе, т.е. в Свердловске, остаемся только мы вдвоем с товарищем, а все остальные 43 человека в разъезде. Поэтому при первом вызове я, наверняка угадаю, но куда – это неизвестно.

Погода здесь изменилась, стало холодно, но дождей нет, которых мы очень ожидаем, ибо огородную компанию с успехом закончили.

Вот, Вера, и все мои новости. Как там у тебя? Есть ли сейчас полная возможность для начатия и успешного форсирования дипломной работы? Как настроение и здоровье? Как успевают твои друзья? Всё, наверное, просят помощи в составлении писем своим близким «по сердцу»?

Пиши, пожалуйста, подробнее всё, но не в ущерб своему времени, ценящемуся для тебя сейчас «на вес золота».

Передавай привет мамаше. Жду! До свидания!»

Москва, 26.05.51

«Добрый день!

Здравствуй, Лёня!

Сегодня получила твои два письма, которые ты писал 10 и 15. Я не знаю, почему так плохо работает почта.

Лёня, твои убеждения оказали на меня определенное действие, а поэтому ответ тебе пишу днем. Твои письма я жду всякий раз с большим нетерпением и читаю их с большим удовольствием. А поэтому, чтобы скорее получить  от тебя ответ, я стараюсь отвечать немедленно и никогда не думаю о том, что на письма тратится время. Чтение писем , а также их писание – это для меня самые лучшие минуты отдыха. Так что, Лёнечка, если ты не хочешь, чтоб я здесь скучала, пиши чаще и больше, а я в свою очередь не останусь у тебя в долгу.

Несмотря на то, что я живу сейчас в столице нашей Родины, я все равно соскучилась и очень хочу уже домой. Но до этого ещё очень далеко. Нужно ещё много потрудиться.

Московская суета мне очень надоела, все время торопишься, все время на колёсах (электричка, трамвай). Сначала все это нравится, а потом надоедает, а главное – утомляет. Хочется забраться в уголок поспокойнее, вроде Краматорска.

Мама (слева) с подругой Ниной Балан. 1951 год-
Мама (слева) с подругой Ниной Балан. 1951 год-

Но я уже начинаю подражать москвичам: во время езды всегда что-нибудь читаю, а если нечего читать, то чтоб время зря не терять – дремлю. Тебе покажется это смешным. Я тоже сначала смеялась, а теперь привыкла.

Лёня, проект мой пока двигается слабо: написала введение, экономическое обоснование, технологию и сделала подбор оборудования. Подошла к самому трудному – специальная часть, а потом ещё экономическая.

Между прочим, последней части проекта здесь уделяют слишком много внимания. В объяснительных записках, которые я видела, она занимает около 1/3.

Кроме этого, Лёня, у меня ещё много работы по черчению. Так что успехи пока слабоватые. Если не успею, придётся в сентябре недели на 2 приехать снова в Москву. Особенно я не огорчаюсь этим. Пока прикладываю все усилия, чтоб успеть в июне, а если не успею, то тоже не беда. Все кто здесь кончал, раньше чем за три месяца никто не успевал, а я ведь по существу работаю над дипломом только месяц. Очень ещё много времени уходит на езду, ожидания консультантов. Назначат время, а потом, то совещание, то директор вызовет, то ещё какая-либо причина. Бывают случаи, что приедешь и зря. 

...

Вместе с тобой, Лёнечка, я радуюсь частичному выздоровлению твоей мамы, сдвигам в огородной компании, а также и тем, что ты все же форсируешь аналитику. 

В свою очередь я прошу тебя, чтоб ты также берег свое здоровье и не сидел до 2-х часов ночи. Ведь с твоим зрением это должно быть категорически запрещено. Вот я тебе и запрещаю. И ещё и ещё раз, друг мой, попрошу тебя, как только можно береги себя. У тебя ещё много времени впереди, успеешь. А здоровье-то ведь не купить ни за какие деньги. Помни это.

Лёня, о работе мельницы я еще ничего не знаю, т.к. на работу написала только одно письмо, на которое ответа ещё не получила. Как только что узнаю, напишу.

На этом пока писать кончаю. Жду от тебя ответ, надеюсь получить его очень скоро.

До свиданья. Крепко жму руку. Вера

P.S. И что ты в каждом письме извиняешься за почерк. Обыкновенный почерк. Ничего страшного. Не смеши меня тем, что нужно переписывать письма. Если будешь переписывать, то оно не получится так интересно. Лёня, в адресе пиши не поселок, а станция Малаховка, говорят, скорее так письма ходят.» 

[Продолжение]

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded