turova_varvara

Categories:

Моей маме, Вере Николаевне

Мама.
Мама.

Сегодня мамин день - Вера, Надежда, Любовь, мы всегда его праздновали, как её день Ангела и день рождения одновременно, так как записанную в паспорте дату – 1 июля – мама считала неправильной.  В детстве в день именин она получала от своей мамы что-нибудь вкусное – например, гроздь винограда – в те времена роскошь. Мама рассказывала, что она просыпалась, а тарелочка с виноградом уже стояла у изголовья её кровати. Нынче маме исполнилось бы 99 лет. Хочу в этот день вспомнить наше с ней путешествие, с которым связаны мои первые воспоминания детства.

1961 год. Мама, инженер-механик по образованию, совмещает работу инженером на заводе пластмасс с общественной работой председателем заводского комитета профсоюзов. А это значит, что она распределяет путёвки в детские сады и ясли, на курорты и в санатории. К маме шли, даже в нерабочее время приходили к нам домой – рассказать о проблемах, попросить о чём-то. И мама делала всё, что было в её силах. Только себе выделить путёвку на курорт она не могла, так как всегда находились те, кому она была нужнее. И вдруг ей за хорошую работу прислали именную путёвку из Москвы, из самого ВЦСПС - Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов, - на маму с  ребёнком. На возраст ребёнка было ограничение - не младше семи лет, под которое подходила моя старшая сестрёнка. Но не могла же мама лишить меня, четырёхлетнюю, моря! 

И вот однажды под окнами нашей квартиры прошуршало такси, и мы с сестрой в одинаковых платьицах с крылышками, сшитых мамой из шёлка цвета весеннего салата, выходим с мамой в ночную летнюю темень, чтобы ехать в аэропорт. Полёта я не запомнила – спала, наверное, а помню первый вечер на новом месте. Мне предстояло ночевать на частной квартире, ведь путёвка на меня не распространялась. Помню длинного плюшевого мишку и убаюкивающую меня маму, и себя, никак не хотевшую её отпускать. Но это лишь в первый вечер, другие в памяти не отложились – вероятно, после дня, проведённого у моря, засыпала без задних ног. Утром мама с сестрой приносили мне завтрак, а потом мы вместе с другими отдыхающими санатория ехали к морю в открытых автобусах — видимо, типа таких, хотя мне кажется, что они были просторнее и не с таким длинным носом:

Интернет говорит, что такие автобусы производились для здравниц Крыма и Кавказа до середины 60-х. Фото из сети.
Интернет говорит, что такие автобусы производились для здравниц Крыма и Кавказа до середины 60-х. Фото из сети.

В пути я развлекала попутчиков песнями. Любимой была эта:

У меня лошадка Зорька,

Хорошо живётся ей.

Каждый день я с ней играю,

Каждый день гуляю с ней.

Я не бью её кнутом,

Я кормлю её овсом.

Искупаю, оседлаю

И скачу на ней верхом.

Санаторий располагался на горе, и мне запомнился один южный вечер, когда мы сидели на траве, глядя на экран летнего кинотеатра где-то внизу, а там красочно разворачивалась только что запущенная в кинопрокат история про море и тигров – комедия «Полосатый рейс». Настоящее море посверкивало вдали за экраном, а вокруг нас то тут, то там, в чёрной бархатной темени вспыхивали светлячки...

Со старшей сестрой. Сочи, 1961.
Со старшей сестрой. Сочи, 1961.

Днём я донимала маму вопросами, почему мне нельзя с ними в столовую, а она отвлекала меня от больной темы рассказами том, какой вкусный салат из огурцов  из предложенного меню в очередной раз выбрала для нас сестра, наотрез  отказавшись от  чёрной икры.) А ещё мы сушили листики эвкалипта, чтобы привезти их домой для полоскания горла при простуде. Ездили на экскурсию в ботанический сад – где-то была фотография с мамой, найти бы. Сейчас есть только эта, где мама за кадром, а мы, счастливые и чуть подкопчёные, в сшитых ею «купальниках», ей улыбаемся. 

И день отъезда в аэропорту Адлера тоже помню. Нашла в сети вот это фото, как раз 1961 года. 

Аэропорт Адлер, 1961 год. Фото из интернета.
Аэропорт Адлер, 1961 год. Фото из интернета.

Кажется, мы были в той дальней части здания, где видны решётчатые окна с закруглениями вверху. У меня в руках какой-то сосуд или горшочек с цветком – везли частичку юга на Урал. Вдруг все начинают спешно покидать зал, у дверей образуется пробка, и люди лезут через низкие окна на улицу. Мы с мамой тоже зачем-то лезем. И я успеваю увидеть лысину садящегося в машину  мужчины, а в образовавшейся толпе проносится: «Хрущёв...»

Может быть, что-то из этого помнится лишь благодаря более поздним маминым рассказам, но мне почему-то кажется, что всё это мои воспоминания, и от них так по-южному тепло на душе. 


А с какого возраста помните себя вы? И какие самые яркие ваши первые воспоминания?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded