warwara (turova_varvara) wrote,
warwara
turova_varvara

День пионерии

Вряд ли кто ещё помнит, что 19 мая – день пионерии. А нас в этот день всегда поздравляла мама моей подружки по двору и одноклассницы – Любы Орловой. Она покупала нам торт, и мы радостно съедали его после уроков чаще всего вчетвером-впятером: Люба, её всего на год младшая сестрёнка Оля, подружка и одноклассница Галя Черепанова, я, да иногда ещё одна подружка и одноклассница Лариса Парфёнова. Это их я как-то позвала прогуляться в весенний лес за цветочками, где мы благополучно заблудились и вышли вместо родного Вторчермета на Химмаше — совсем другом районе города, на нешуточном расстоянии от нашего. Добираться домой пришлось на троллейбусе и трамвае, с перерывом на добывание копеек на проезд у чьих-то знакомых, так как из троллейбуса нас, безбилетниц, высадили.

Мама Любы работала воспитателем в детском саду – в том самом, который мы все прошли, выпустившись, кроме Оли, из одной и той же группы в один и тот же класс. В детсаду, понятное дело, было пианино, и Люба, единственная из нас, бегала туда играть-заниматься. Она хорошо пела и вообще была очень музыкальной, как и положено быть девочке с такими именем и фамилией. Но в остальном жизнь Любы была далека от киношно-артистической. Её отец, по профессии шофёр грузовика, был алкоголиком. В трезвом состоянии вполне нормальный и ничуть не страшный, дядя Саша становился буйным, когда запивал. Мама Любы хватала дочерей и убегала из дома к своей то ли подруге, то ли родственнице. В посёлке все об этом знали, да там и удивить-то этим кого-либо было сложно – в каждом доме было не по одному пьянице. По двору, пугая ребятню своими истошными криками, часто бегал пьяный сосед Галимов из соседнего дома. А в нашем восьмиквартирном блистал сосед по фамилии Онца: часто по вечерам приходилось перешагивать через его лежащий в подъезде полутруп, а иногда и лужу, но опасно становилось тогда, когда он засыпал на домашнем диване с непотушенной сигаретой. Помню, как однажды зимой в их квартире начался пожар, и мама, наскоро одев нас сестрой, выскочила вместе с нами улицу, где мы в нешуточный мороз и ждали приезда пожарных. Кстати, не представляю, как вызывали тогда пожарных – телефонов-то ни у кого не было, и телефонной будки поблизости не помню. Но от пожара обязательно страховались – наш дом был деревянный. Вот он, по переулку Газорезчиков 43, почти не изменился):

Но история с Любиным отцом переживалась мной особенно остро, ведь она была моей подругой. Сближало ещё и то, что у них были родственники в Буе Костромской области, а это так рядом к маминой родине. Лицо Любиной мамы – ещё молодой и красивой женщины — очень рано покрылось сеткой морщин. Грустная она была. А в старших классах Люба заболела – осложнение после ходившего тогда гонконгского гриппа. Мы, кажется, все переболели тогда. Мой папа очень долго лечился от изматывающих головных болей и даже начал курить – кто-то сказал ему, будто курение помогает. Я была страшно обеспокоена этим, уговаривала бросить, прятала сигареты. Бросил-таки. А Любина болезнь затянулась так, что ей разрешили не ходить в школу, заниматься дома, впоследствии освободили от выпускных экзаменов. Через пару лет после окончания школы Люба уехала куда-то в направлении костромских родственников, и я потеряла её из виду. Доходили слухи, что она замужем где-то в Рыбинске, и муж её водит речные суда.

Вот такое воспоминание в день пионерии. А это мы – подружки-пионерки-отличницы, заснятые моим папой в нашем дворе (классные у меня очёчки, да?))):

(слева направо) Галя, Люба, я и Оля.

А это дом по Селькоровской 68, где на 3-ем этаже жила семья Любы. Их окно на торце крайнее справа. Там мы и ели праздничный тортик.

Но это ещё не всё про пионерию.))

Tags: Екатеринбург, Свердловск, воспоминания, детство, дом, костромичи, люди, праздник, рассказ, родственники, семья, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments