warwara (turova_varvara) wrote,
warwara
turova_varvara

Один день в дармштадском архиве

В мае этого года я провела несколько часов в одном из трех государственных архивов  Гессена,  находящемся в Дармштадте. Возможно, мой рассказ будет интересен тому, кто никогда не бывал в архивах, а также тем, кто посещал архивы российские и захочет узнать, как это происходит в Германии. 



http://www.staatsarchiv-darmstadt.hessen.de/irj/HStAD_Internet?cid=089610b59bcb2119a6268cbc1d3f44cf

К посещению архива я  никак не готовилась, но знала, что он находится рядом с конгресс-центром, где будет проходить математическая конференция, которая и была целью моей поездки. Эту близость я и использовала, забежав в архив во время кофейной паузы между докладами. Зайдя в читальный зал, я увидела внутри него небольшую комнату, одна стена которой, обращенная в читальный зал,  была застеклена, так, чтобы находящийся в ней сотрудник имел возможность видеть, что в зале  происходит. Меня пригласили зайти в эту комнату, и я объяснила, что хочу поискать в архиве информацию о советских военнопленных. Мне предложили занять место за стоящим в читальном зале компьютером и показали, как пользоваться электронным каталогом. За несколько следующих минут по ключевым словам «советские военнопленные», «лагерь военнопленных» я вышла на документы, которые меня заинтересовали.

Это были три дела. В первом  из них должны были содержаться свидетельства о смерти советских военнопленных, во втором – материалы расследования прокуратурой Гиссена  (город в земле Гессен)  дела о подозрении в убийстве неизвестными лицами  военнопленных, евреев и поляков в селе Стшельце (Strzelce) округа Пулавы (Pulawy), в третьем – фотоматериалы об убийстве советских военнопленных, совершивших массовый побег. Заполнив несложные бланки заказа, в которых было всего пять пунктов  (обозначение фонда, сигнатура,  дата заказа,  фамилия и подпись заказчика) на каждое из трёх дел, я убежала на конференцию, чтобы в обеденный перерыв вернуться в архив вновь.

Всего через пару-тройку часов все три заказанных дела ждали меня в читальном зале. Это были несколько довольно объемных коробок, занимавших почти весь стол. Но прежде, чем допустить меня к этим заветным коробкам, меня попросили подписать обязательство, что содержащаяся в этих делах персональная информация о здравствующих лицах не будет мною публиковаться. То есть фамилии и адреса фигурирующих в делах свидетелей обнародовать не разрешено, ведь они вполне возможно еще живы. В это обязательство я вписала свои фамилию-имя, домашний адрес, а также цель исследования. При этом никаких документов у меня не попросили.

Еще я поинтересовалась, как правильно ссылаться на архивные документы в публикациях, и получила соответствующее объяснение.

Усевшив поудобнее за стол, я начала работу с разбора документов из коробок, содержавших свидетельства о смерти в военные годы. Они хорошо сохранились, хотя бумага и пожелтела. Часть из них были заполнены от руки и требовали больше времени для прочтения, другие – на машинке, и с ними справляться было легко. Но, просмотрев все эти документы, я обнаружила лишь сплошь немецкие имена. Ни одного советского военнопленного среди них не было. Помогавший мне сотрудник архива не смог ответить на мой вопрос, почему, и посоветовал обратиться к сотруднице, ответственной за такие консультации. Но в тот день она, как назло, оказалась в отпуске, и он посоветовал мне позвонить ей на следующий день. Забегая вперед, скажу, что и звонок на следующий день тоже ничего не дал, поскольку появившаяся из отпуска сотрудница сказала мне, что для поиска свидетельств о смерти военнопленных ей потребуются их фамилии. Фамилий у меня не было, поэтому пришлось смириться, что  с первым делом у меня ничего в этот раз не получится.

Второе и третье дела оказались более перспективными, и после беглого просмотра я приступила к выборочному копированию второго дела. Сейчас я уже жалею, что не скопировала его целиком (около 200 страниц), но тогда многие показания свидетелей показались мне не информативными, и я выбрала, как мне показалось, наиболее содержательные из них. Возможно, при ближайшем рассмотрении в пропущенных мною текстах можно было найти интересные детали и факты.

Сам процесс копирования много времени не отнял: копировальный аппарат стоял  тут же, в одном из закутков чиального зала. Дело для удобства копирования мне порекомендовали расшить, что было совсем просто, так как оно было скреплено обычным скоросшивателем. Никто не стоял надо мной и не считал скопированных страниц. К слову, в зале в этот дневной час, кроме меня,  было еще 2 пользователя. Закончив копирование, я отнесла копии в «стеклянную» комнату, где все тот же сотрудник, спросив у меня количество копий, выписал мне квитанцию за полученные от меня деньги (стоимость одной копии 50 евроцентов, то есть 20 рублей). Тут же я спросила о третьем деле с фотоматериалами. Оказалось, что все снимки оцифрованы и можно заказать СD с фотографиями, который будет готов на следующий день, поскольку этот день уже приближался к вечеру. Я, конечно, согласилась, и тогда по телефону был вызван ответственный за эту работу сотрудник архива, для которого я тут же заполнила бланк заказа. Следующим утром, заплатив 7 евро, я получила CD с фотографиями.

Главное впечатление от посещения архива – доступность материалов, удобство работы и обходительность сотрудников, а еще адреналин от радости находки.

Теперь остается расшифровать/перевести полученные документы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments