warwara (turova_varvara) wrote,
warwara
turova_varvara

Categories:

На мемориале

Это уже стало нашей традицией: на католическую Пасху посещать мемориальный комплекс, открытый 5 лет назад. На этом бывшем эсэсовском стрельбище во время войны расстреляли четыре тысячи советских офицеров. Их целенаправленно отбирали в лагерях военнопленных – в первую очередь командиров, политруков, коммунистов, евреев. Привозили в концлагерь Дахау, оттуда, на грузовиках, на стрельбище Хебертсхаузен. Приказывали раздеться догола, приковывали к столбам и стреляли по ним из автоматов, как по мишеням.




Из воспоминаний выжившего узника, Вениамина Михайловича Тёмкина: «Привезли нас на широкий двор, с одной стороны которого большие железные ворота. Напротив ворот — высокая длинная каменная стена, вся забрызганная кровью. С обеих сторон двора — насыпь высотой 3-4 метра, на ней стоят эсэсовцы с винтовками и пулеметами. Во дворе также много эсэсовцев и гестаповцев в военной и гражданской одежде, в шубах — было очень холодно, мороз. Гестаповцы через переводчика дали команду всем раздеться догола и построиться по пять человек в ряд лицом к воротам. Эсэсовцы в гражданской одежде подходили к каждому, спрашивали его фамилию, что-то отмечали в списке и отправляли большинство становиться к воротам также по пять человек в ряд, а некоторых — отправляли стоять к стене в одну шеренгу, лицом к воротам.



Я стоял приблизительно посередине строя и ждал своей очереди. То, что здесь будут расстреливать, всем было ясно. Мозг работал напряженно. Большинство пленных ставили к воротам, небольшое количество — отправляли к стене. Логично было думать, что вероятнее всего, будут расстреливать тех, которых направляют к стене, т.к. их было меньшинство. Невозможно было предположить, что будут расстреливать большинство пленных, находящихся у ворот. И вот я стал обдумывать возможность, как-то перебежать и стать в строй к воротам, что конечно, было неосуществимо. Но мне так хотелось. Подошла моя очередь, меня покрутили вокруг, что-то отметили в списке и направили — к стене. Стоял я голый, дрожа от холода и страха, посматривал по сторонам и все думал, думал. Эсэсовцы, которые находились на насыпи, показывали нам пальцами вверх и говорили: «Ин гимель! — В небеса!». Потом еще нескольких человек поставили рядом со мной, и один из гестаповцев дал команду: «Гинуг! — Хватит!».
Нас было 23 человека, отобранных из всей партии — около 200 человек, которых привезли из Хаммельбурга.»




Мемориальный комплекс – проект сотрудников находящегося неподалёку мемориала бывшего концлагеря Дахау. Установлено около 900 имён, проект продолжается. Тогда, 5 лет назад, я помогала сотрудникам мемориал Дахау общаться с приглашёнными на открытие родственниками узников. Было много речей, венков, прессы. Сегодня здесь тихо и даже пустынно, лишь редкие посетители. Мы прихватили с собой флягу воды и протёрли мемориальные плиты с фамилиями. И очень обрадовались, увидев экскурсию, пусть и англоязычную. Поговорила с гидом. Оказывается с марта по октябрь экскурсии бывают три раза в неделю. Обычно набирается 12-25 человек. В этот раз в группе было много молодёжи.








Здесь полно уже цветущей черёмухи, выпустивших пока незажённые свечки каштанов, вековых ив – свидетельниц страшных событий. Надеюсь, что в самом конце апреля, в годовщину освобождения концлагеря Дахау появятся и венки – должно же российское консульство озаботиться? А пока так:





Tags: военная история, война, история, память, пасха
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments