Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Бюсси

Ничего такого особенного вечер не предвещал. Разве что короткое посещение любимой библиотеки. Читальный зал, несмотря на пятницу, полон. Как же уютно здесь – посидеть бы, но у меня сегодня задача лишь отсканировать заказанную статью. Служащий в зале сканеров приветлив и вызывается помочь, так что на всё-про всё уходит несколько минут. Раскланиваемся, спускаюсь по парадной лестнице и выхожу на улицу в сумеречный город. Сразу нырять в подземку не хочется, до следующей остановки иду пешком.

Collapse )

Горы и город

С дождём прогноз ошибся – не было его. День выдался безоблачным — тёплым и солнечным.

С утра по прохладе и пока Коля накручивал в фитнес-зале свои утренние километры, обежала по-скандинавски окрестности. У городка, где мы обосновались на шесть дней, невыговариваемое название – Берхтесгаден. Последнее «гаден» особенно смачно выделяется мужем, когда приходится пыхтеть в какую-нибудь горку,)) а они тут со всех сторон. Поэтому стараюсь подобрать по возможности не слишком крутые маршруты. И всё же, что может быть лучше, когда, взобравшись на какую-нибудь возвышенность в предвкушении неизведанной панорамы, понимаешь, что реальность сокрушила самые смелые ожидания.

Collapse )

Среди камня и воды

Были сегодня в ущелье речки Альм, что на юге Германии вблизи границы с Австрией. Три километра пути по ступенькам, мостикам, туннелю, — туда, и столько же – обратно.) Идёт стар и млад, с собачками и без. Завораживающей красоты места. Но воду снимать очень трудно – снимки не получаются столь впечатляющими, как оригинал. И всё же приглашаю на прогулку. Только камни и вода.

Collapse )

Цветанка или посткроссинг моего детства

Вообще, это был не совсем посткроссинг, конечно, а просто переписка с незнакомыми мальчиками и девочками из других социалистических  стран.  Откуда брались их адреса, ей-богу, не помню. Кажется, как-то через школу добывали. Писали по-русски, ведь везде наш язык изучали. К письму в конверт непременно засовывалась какая-нибудь открытка.

От переписки с монгольской девочкой в памяти осталось лишь её фантастическое имя Уранчимэг.

Мальчик из Польши присылал открытки с готическими соборами. Переписка с ним довольно быстро увяла: то ли соборы мне в юном возрасте были  неинтересны, то ли мальчишки.

С девочкой из Югославии продержались подольше. Помню, как любила доставать из почтового ящика эти длинные голубоватые шелковистые конверты, так непохожие на наши. Почтовые марки, чаще всего с изображением Иосипа Броз Тито, – тогдашнего югославского президента, старательно отклеивались и пополняли альбом, открытки коллекционировались. Закончилась эта переписка неожиданно, по моей инициативе. Однажды из конверта, наряду с открыткой, была извлечена желтая цепочка со фигурными звеньями, изящная и лёгкая, как, впрочем, и положено быть покрытому золотистой краской алюминию. А в письме, как обухом по голове, просьба: прислать взамен золотые часы. Мне, в то время не обладавшей даже совсем обычными часами (первые были подарены родителями на 14-летие), ничего не оставалось, как завязать с этой меркантильной девочкой.

С вот Цветанкой из Болгарии мы переписывались много лет, и только по окончанию школы потеряли друг друга из вида. Мелькала мысль найти её, когда спустя 8 лет впервые в жизни поехала за границу, и это как раз была Болгария. Но в тогдашнем путешествии по профсоюзной путёвке практически невозможно было отклониться от заданного маршрута. За поведением туристов следил специально назначенный от парткома человек, он же регулярно собирал нас на политинформации. Так что мысль о встрече с Цветанкой пришлось оставить. Интересно, помнит ли она обо мне? Я помню!

Сегодня не удержалась и купила розы: пусть будут в память о нашей почтовой дружбе с Цветанкой.

За что?

По субботам мы ходим на рынок. Одно частное хозяйство привозит туда фрукты с Боденского озера, и мы покупаем у них яблоки. Продавцы уже все знакомые, и среди них один  — Иван, приехавший ещё до майдана из Харькова. Болтаем с ним иногда. Он любитель путешествий и часто выбирает что-то необычное: постоять на Монблане, например. И вот перед Рождеством интересуемся у него, куда на этот раз? В Таиланд, говорит, и добавляет, что представляться там будет туристом из Германии, потому что немцев, мол, там любят, а русских ненавидят. Как-то меня это задело и не идёт из головы. Почему!?
Мне помнится другой случай, правда, из давнего путешествия в Италию. На Капри захотелось сплавать в какой-то необыкновенной красоты изумрудный грот. На лодочной станции скучал только один владелец моторки. Поскольку итальянского не знаем, а немецких туристов в Италии много, попробовали объясниться с ним на немецком. Приняв нас за немцев, лодочник никакого энтузиазма везти нас к природным красотам не выказал. И тут случайно выяснилось), что вообще-то русские мы. Что тут было… Возгласы «ооо, руссо, руссо!» перемежались рукопожатиями и обниманиями.) Ну, и поплыли мы к этому чудесному гроту.
Так объясните мне, несведущей, за что можно ненавидеть русских в Таиланде?
 

Железный Айболит

Мы не сразу сообразили, что перед нами. Прикреплённые на металлические тросики гаечные ключи, всевозможные отвертки, которые можно вытянуть на удобное расстояние. Пока не  увидели манометр и шланг от насоса. Велоайболит — доктор двухколёсного друга. Да, велосипедные камеры здесь  можно накачать, не затрачивая мускульной силы. А ещё удобно снять колесо, водрузив перевёрнутый велосипед на торчащие рычаги. Я бы ещё снабдила это чудо каким-нибудь оригинальным устройством для обнаружения пробоин на велокамерах. Вроде краника с мыльной водой, например.)

Рядом – автомат со всякими запчастями типа велосипедных камер разного размера, велоаптечек и т.д. Правда, эта услуга в отличие от насоса и ключей-отвёрток уже платная. Всё это неподалёку от университетской велостоянки, практически в любое время года заполненной экологическим транспортом. Приятная мелочь.

Ноябрь не сдается

Второй день обещают снег, а его как не было, так и нет. Вышли сегодня с катка, а там:

И пара вчерашних снимков:

Ну, когда они уже повзрослеют?

А снега всё же хочется.

Туман на допросе

Пеленой захмарил,
мглою замутил,
чем гуще, тем детективнее,
кончай скрывать,
туман-нелюдим,
в каких уголках
заветных лощин
запрятал коклюшки для инея?




















Музыка материи и мелодии души

                                                                                                                                                                              Посвящаю 100-летию революции

В новостях – Вьетнам, потоки мотоциклистов на улицах, и мне вспомнилась командировка в Ханой 8 лет назад. Впечатления записала ещё тогда, добавила лишь несколько фотографий и видеороликов.

Ханойские улицы – бурлящий фонтан материальности: на них торгуют всякой всячиной и едят, сидя на маленьких пластмассовых стульчиках, по их обочине бегут и занимаются гимнастикой отчаянные физкультурники, по ним едут на автомобилях, велосипедах и велорикшах, но больше всего – на
мотоциклах. Мелодия этого фонтана складывается из голосов участников процесса, самые громкие из которых – сигналы автомобилей, «разговаривающих» с обтекающими их со всех сторон мотоциклистами. Каждый звук наполнен вполне конкретным смыслом, при этом взаимопонимание настолько высокое, что ни одной аварии мы не видели.

Поездка на такси по городу сродни остросюжетному приключению под названием «ты внутри мотокросса». Куртки, мотоциклетные шлемы…

Конические соломенные шляпы – символ Ханоя 70-х – изредка мелькнут кое-где — в основном, на пешеходах, переносящих грузы при помощи напоминающих весы «коромысел».

Часто на лицах участников движения защитные маски, спасающие от выхлопных газов, поэтому прекрасные лица девушек мы получше рассмотрели на представлении, устроенном организаторами конференции во время банкета. Здесь тоже звучала музыка, красивая и по-восточному витиеватая, приправленная ароматом местных пряностей и яств.

Дочь фотографа конференции, студентка Ханойского института кинематографии.



В зале стоял гул, сотканный из английского, вьетнамского, китайского и русского языков. Настроение поднимало и теплое отношение к нам вьетнамских математиков, некоторые из которых когда-то учились в
Советском Союзе и до сих пор понимают и говорят по-русски.

Здесь хочется сделать отступление и похвалить прекрасную организацию материальной части конференции: уже упомянутый банкет с морем диковинных салатов, горами гигантских креветок, сочными фруктами и десертами, фруктовые кофе-брейки с ананасами, арбузами и бананами, ежедневные ланчи с несколькими переменами блюд, приветственный ужин с национальным меню, включающим деликатес, приготовленный из змеи (попробовать который мы, правда, так и не решились, насмотревшись на этих бедных животных в террариуме на входе в ресторан), экскурсия по городу с посещением этнографического музея, представление в кукольном театре – все это покрывалось регистрационным взносом в 250 долларов.
Разумеется, материалы конференции, включая персональную холщовую сумку с нарисованным на ней именем участника, сюда тоже были включены. На каждой папочке с программой и тезисами была приклеена этикетка с именем. Вроде мелочь, а приятно, что сделали именно для тебя. Кстати, в Ханойском институте математики у каждого сотрудника в фойе свой почтовый ящик с именной табличкой и личным ключом.

Ханойский Институт Математики, где проходила конференция.

Еще раз вьетнамскую музыку мы вкусили в необычном кукольном театре, где сценой является небольшой бассейн, а куклы, управляемые стоящими за расположенной на заднем плане ширмой актерами, движутся по воде. Рычаги управления тоже не видны, так как находятся под водой. Озвучивают действие певцы и музыканты небольшого оркестрика, сидящие на левом берегу бассейна. Сюжеты просты и связаны с бытом и ремеслами людей, но есть и мифологические отступления в виде боев с драконами, изрыгающими брызги огня. Герой этих сценок – вьетнамский «Иванушка», ловкий рыболов и сметливый жених, выходящий победителем из любых передряг.

Вьетнамские Иванушки.

Актёры на поклоне. Героические люди: час-полтора в воде, хотя и в специальных сапогах, конечно. Жалко, на фото плохо видно выражение лиц — оно одухотворённое!

Несмотря на сложности путешествия (15-часовый перелет, разность часовых поясов) чувствовали мы себя довольно комфортно. Все, что касается организации конференции, было сделано мастерски. Отличная гостиница, никаких бытовых проблем. Запомнился молодой парень-официант — нетипично высокий для
вьетнамцев, изящный и вежливый красавец, рассказавший нам о своей мечте получить образование в Европе.

Гостиница снаружи и внутри

Интересные доклады, среди которых особенно запомнились два: итальянца со швейцарской пропиской, Квартерони, о моделировании кровеносной системы человека, и живущего в Англии австрийца Марковича о решении уравнений квантовой механики. Очень приятным в общении оказался великий Цайдлер, написавший несметное количество книг по функциональному анализу и теории струн. Он вел заседание нашей секции, и беседа после докладов завязалась сама собой. Приятным звуком для души оказался и сам зал, где проходило заседание: на стенах висели портреты Софьи Ковалевской, Гаусса, Конфуция.

У Софьи Ковалевской явно просматриваются вьетнамские корни.

Конфуций, как оказалось, находился там далеко не случайно, поскольку в Ханое в 1070 году был основан посвященный ему университет. От того древнего университета, конечно, ничего до наших дней не сохранилось, но дворики 15-18 веков еще можно увидеть. Главное в них – каменные черепахи, несущие на своих панцирях плиты с именами 1306 студентов, удостоенных докторской степени. Из 116 плит  сохранилось 82. Огромной статуе Конфуция молятся студенты перед экзаменами.

Университет, или, как его называют, храм литературы, расположен рядом с Западным озером, которое тоже по-своему знаменито. Нам рассказали, что во время войны с Америкой над этим озером был сбит и упал в воду самолет Дж. Маккейна. Пилот был успешно выловлен вьетнамцами, и, видимо, в благодарность за
это наврал во время своей
(на пару с Абамой) предвыборной кампании, что подвергался пыткам. Когда местные жители рассказывают об этом, их изумлению (читай, возмущению) нет предела.


Озеро Маккейна.

Ханой расположен в дельте довольно большой реки Красная. Наверное, поэтому  в городе много озер. Некоторые из них имеют островки, на которых часто стоят красивые пагоды. Одна из самых старинных, пагода Тран Куок, сродни изящному ноктюрну (ведь последними тоже наслаждались на открытом
воздухе). Посвящена, конечно же, будде. Очень симпатичной ноткой этой музыки показались свечки, сделанные из маленьких камышинок.

В каждом окошке — по Будде.

Камышовые свечки.

Еще одно озеро – озеро «возвращенного меча», названное в честь волшебного оружия, принесшего согласно легенде победу над китайцами в средние века, вернее променад вокруг него, — мы выбрали в качестве места прогулки в последний наш вечер в Ханое. Здесь можно увидеть физкультурников, либо бегающих вполне по-европейски, либо выполняющих «восточную» гимнастику с элементами тренинга души. Один
пожилой вьетнамец использовал для своих упражнений обычные дорожные заграждения. Нам показалось, что воздух для занятий спортом не очень подходящий, так как кругом интенсивное дорожное движение, но таково упорство вьетнамцев, переборовших за свою длинную историю монголов, китайцев, французов, японцев, американцев.

Ностальгической мелодией для души прозвучала знакомая символика на улицах, почитание вьетнамцами Хо Ши Мина, мавзолей которого, пожалуй, перекрывает по величию ленинский, а бережно сохраняемые апартаменты вождя являют образец простоты и скромности.

Вышивальщица шёлком. Портрет-вышивка Хо Ши Мина стоит бешеные деньги. А вождь получился очень земным.

На память о поездке мы привезли маленький красный флажок с золотой пятиконечной звездой. Он напоминает наш, из детской песенки «На свой флажок, на красненький...», с какими раньше ходили на демонстрации. Во всем этом есть сладкий привкус детства, а значит, эта музыка так или иначе будет с нами всю жизнь.

Вельтенбург

Если вы ещё не забыли, мы приплыли сюда на кораблике по Дунаю.

https://turova-varvara.livejournal.com/39146.html


Но эти 6 км от Кельхайма можно пройти и пешком – по правому берегу идет
хорошая пешеходная дорожка. А можно и на лодке, вот так, борясь с
нешуточным течением


Вельтенбург (я перевожу это как «мировая крепость» ) – бенедектинский монастырь, основанный ещё в 7-ом веке ирландскими и шотландскими монахами. В музей монастыря мы не пошли, а в церковь святого Георгия заглянули, очень необычная внутри, с сияющей конной фигурой своего покровителя в алтарной части.

Из услышанного обрывка какой-то экскурсии узнали, что монастырская пивоварня — старейшая в мире. Позвольте, а как же тогда та королевская пивоварня близ Мюнхена, которую мы посещали этой весной во время производственной экскурсии? Вроде, старейшей была она? Да ладно, пусть будут две старейших.

Поднялись на холм к небольшой женской капелле и окинули всё ещё раз сверху.

Отсюда можно вернуться в Кельхайм по дорожке, идущей по-над скалами.

Но мы этого не знали и заранее купили обратные билеты на кораблик. Вот он уже и ждет нас у причала.

На этот раз плывем на «Кельхайме».

С удовольствием ещё раз любуемся скалами.Всего 20 минут в пути, а сколько удовольствия!


На камнях, кстати, есть засечки, сделанные не только скалолазами, но и наводнениями. Это сейчас Дунай кажется довольно смирным и послушным, а, например, в 1999 году уровень воды здесь поднялся на 5 метров, и жителям Кельхайма приходилось отчаянно бороться с рекой. Впоследствии они защитили город от капризов Дуная дамбой.

По прибытии не удержались и прошлись по старинному городку Кельхайм. Он  заслуживает отдельного рассказа.