Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Нашествие

Воскресная велопрогулка не заладилась: выведя своего «челленджера» из подвала, обнаружила, что заднее колесо совсем спустило. Неделю назад уже ставила заплатку. И вот снова пришлось выковыривать камеру из шины, нести тазик с водой, чтобы искать дырку, а найти так и не смогла. Заплатка стоит намертво, через нипель, вроде, тоже не пропускает. Из соседнего подъезда мужчина мимо шёл, и видя мои ковыряния, спросил, не надо ли помочь. Поискали вместе – ничего. Поставили всё обратно, он притащил ножной насос с манометром (у меня самый обыкновенный, ручной) и накачал до такой жёсткости, коей шины моего велика давно не знали. Но всё по науке – давление не больше максимально разрешённого. Решила ехать, а инструмент с собой взяла. Не зря — на полпути к озеру оно опять спустило. Не возвращаться же, потащилась по жаре к воде, попутно фотографируя василёчки у дороги. 

Сейчас, думаю, у воды расположусь и найду-таки эту злосчастную дыру. А народу на озере – тьма, все пологие подступы используются по назначению – купаться заходить, так что челленджером моим только пути перегораживать. Ищу место поукромнее – там, где чомгину свадьбу недавно справляли. Я ведь и поехала с тайной мыслью их потомство увидать. Но берег там крутой, и велик меня на спуске с таким задором за собой  потащил, что я чуть со всего маху в воду не плюхнулась – лягушки так и прыснули в разные стороны. Зато больше нет никого – я, озеро, велосипед. Снова всё сначала: велик на попа, выковыривание шины, вытягивание из-под неё камеры, но удача – дырка нашлась сразу, и хорошая такая, дует не хуже вентилятора)) - по всему видно, что новая, даже воду привлекать не пришлось. Заклеила, накачала, и устала что-то совсем)). А небо хмурится – как бы в грозу не попасть, да и колесо всё равно ненадёжное. Домой надо. Иду вокруг озера, к пляжу детскому приближаюсь – там песочек насыпан, а рядом камыши и возле них семейка лысух единственного птенца кормит. Присела на песок, поснимала, а тут такая великолепная семёрка выплывает.

Collapse )

Катковое

В воскресенье мы даже не обсуждаем, что и куда – конечно, на каток. Уже не раз писала и показывала (находится по тегам каток и коньки). Сегодня о другом. Как же интересно наблюдать за людьми – не специально, а так, мимоходом. На катке нынче был аншлаг: и на ледовом корте, и на огибающей его 400-хсотметровой дорожке. Поле для наблюдений – необъятное.) Но начнём с раздевалки. Что удивляет? Детям 7-9 лет родители шнуруют ботинки. При этом детишкам вовсе не интересно, что там согнувшись на корточках делают мама или папа – они в это время либо крутят головой по сторонам, либо тыкают в свои смартфоны. Боже мой! В этом возрасте мы ...  нет, полком, конечно, не командовали, но бегали на каток самостоятельно, хоть и не очень далеко, не говоря уже о шнуровке ботинок. На этом фоне так приятно наблюдать совершенно противоположную ситуацию, отмеченную лишь однажды за все наши выезды на каток, когда девочка лет 12-ти помогала зашнуровать ботинки своему папе. Даже сфотографировала украдкой эту отрадную картину, но фото, к сожалению затерялось. А сегодня была и вовсе приятно поражена, когда маленькая девочка лет 10-ти на ходу показала мне мой, как она сказала, опасно свесившийся и почти достающий льда шнурок – мол, так и упасть можете.

Вообще, на катке люди самых разнообразных возрастов, вот этому высокому мужчине в синей куртке на вид около 70-ти, что вселяет надежду ещё покататься).

Collapse )

Дети солнечно-рыжего мёда

Мне давно хотелось вновь посетить могилу дяди Сергея. Прошло восемь лет с тех пор, как я её разыскала и побывала в первый раз (https://turova-varvara.livejournal.com/16816.html ). И когда в прошлом году я узнала, что очередная математическая конференция из мной посещаемой серии в июле этого года пройдёт в Эссене, сразу решила во что бы то ни стало принять в ней участие, ведь Херне всего в получасе езды от Эссена.

Отзвучали последние доклады, и жарким пятничным днем 27 июля поезд везёт меня в направлении Херне. Мелькают станции с такими знакомыми названиями – Гельзенкирхен, где меня когда-то «приговорили» к денежным выплатам в результате борьбы за пару архивных страниц, - Реклингхаузен, с вдоль и поперек исхоженным мною кладбищем советских военнопленных, на котором увлеченную фотографированием могил новоиспеченную поисковичку, чуть не закрыли однажды вечером; здесь же была и уже не существующая угольная шахта, где работал дядя Сергей, и их разбомбленный январской ночью 1945 года барак. Кончается один городок и тут же, безо всякого промежутка, начинается другой. Плотность застройки в Рурской области, пожалуй, как нигде в Германии.

И вот я на центральных улицах Херне. Покупаю свечу, спички, цветы и иду по длиннющей Вишерштрассе в сторону южного кладбища. Пустынно. Да и кто в 37 градусов высунет на улицу нос? Сомлевшее от жары притихшее кладбище. Газон мемориального участка высох и покрыт крылышками лип, в спасительной тени которых можно погрузиться в тишину, нарушаемую лишь жужжанием пчёл. А вдруг это и правда, как считал Платон, воплощенные в священные крылатые существа души умерших?...

Дети солнечно-рыжего мёда
И коричнево-красной земли -
Мы сквозь смерть во плоти проросли,
И с огнем наша схожа природа.

(Максимилиан Волошин)


Городок Херне.


Collapse )

Нужная ненужная матрица

Герминальная матрица или герминальный матрикс – это то, что отличает мозг недоношенного ребёнка от мозга малыша, родившегося в срок. Этот густо пронизанный кровеносными сосудами малюсенький бугорок — место зарождения специальных нервных клеток, выполнив свою функцию на внутриутробной стадии развития, исчезает к 32-й неделе беременности и потому полностью отсутствует у доношенных детей. Но если ребенок приходит на свет слишком рано, то герминальная матрица в его мозгу ещё не успела исчезнуть, и клубочек её кровеносных сосудов представляет угрозу для жизни малыша.  Опасность в том, что эти микроскопические сосудики незрелы, их стенки не имеют мышечного слоя, и легко могут порваться от колебаний давления, флуктуаций кровяного потока, и других причин. Это может дать старт кровотечению, в результате которого кровь попадет в желудочки головного мозга — произойдет инсульт. Результат – то, что называют церебральным параличом. У таких детей нарушаются движения рук и ног, страдают речь и зрение, иногда интеллект. Церебральный паралич не прогрессирует, но и не лечится, поэтому так важно научиться его предотвращать. Конечно, самое действенное средство – не допускать преждевременных родов. Но если уж они произошли, то как снизить риск развития кровотечения? Как уберечь паутинку сосудов герминальной матрицы от разрывов?

При помощи математических моделей ученые уже на протяжении пары десятилетий пытаются симулировать процессы мозгового кровообращения. И если первые модели были преимущественно камерными, когда каждая разновидность сосудов мозга — капилляры, вены, артерии — моделировались как отдельные, но связанные между собой блоки, то с развитием компьютерных технологий появляется возможность моделировать большие массивы сосудов (а их только в малюсенькой герминальной матрице сотни тысяч) в виде реальных по структуре сетей, информация о которых добывается путем томографических исследований. И появилась надежда, что такое моделирование позволит лучше понять причины кровотечений, определить неопасные пределы колебаний кровяного давления и потока крови и научиться их на этом неопасном уровне поддерживать.