Category: еда

Голландцы и селёдка*

Прочла недавно, что Нидерланды отказались от имени «Голландия». Как же теперь жителей по-русски называть, нидерландцы?) Всё-таки буду использовать привычное название, тем более, что рассказ будет о событиях четвертьвековой давности.

С Элигиусом мы познакомились в 1993 во французском городке Компьень, знаменитым не только подписанными в нём перемириями первой и второй мировой войн, но и взятием в плен Жанны д'Арк. Доклад, сделанный на конференции моим мужем, до того понравился Элигиусу, что он предложил приехать с научным визитом и выступить в Дельфтском университете на семинаре профессора – руководителя его диссертации. В Голландии мы до этого никогда не были и, не долго думая, согласились.

И вот мы в Вагенингене – небольшом городке недалеко от Дельфта, где живёт Элигиус, гостеприиимно предложивший нам остановиться на пару ночей у него дома. Февраль, промозгло, влажный туман стелется над совершенно плоской, кое-где присыпанной снежком землёй. Оставив нас у камина с весело болтающей женой и её подружкой, Элигиус уехал забирать детей из бассейна. Камин тут не для интерьера, а для обогрева – в доме наподобие дачного никаких излишеств в виде батарей не предусмотрено. Вбегают возбуждённые плаванием,  дружно шмыгающие носами и смело сбрасывающие с себя верхнюю одежду четверо (!) детей. Элигиусу, между прочим, всего лишь около 30 лет. Уставшие с дороги, мы вскоре отправляемся спать на второй этаж дома. Холодина ужасная. Выделенный нам обогреватель, ничуть не помогает, и мы спим, не раздеваясь. На следующий день доклад в Дельфте, заболеть нельзя.

Всё проходит успешно, и в завершение встречи профессор приглашает всех на обед в университетскую кантину. Стол уже накрыт. Подана знаменитая голландская селёдка и ещё какая-то сопутствующая еда. Из напитков – внимание! – только молоко. Пить после селёдки, как вы понимаете, очень хочется, и мы, сильно колеблясь, но проиграв борьбу с жаждой, решаемся-таки последовать примеру аборигенов и отважно выпиваем по стаканчику. Пережив кое-как вторую, не менее холодную ночь, на следующий едем с Элигиусом к поезду. Элигиус – голландец необычный, он ездит на «Жигулях», и по дороге у этих «Жигулей» лопается колесо. К поезду мы тем не менее успеваем, благодаря ловкости нашего голландского друга, буквально за несколько минут поставившего «запаску». К слову, на этих самых "Жигулях" спустя полгода Элигиус преодолел две тысячи километров (туда-обратно), приехав  к нам с ответным визитом.

Уже в поезде мы с мужем синхронно чувствуем себя как-то не очень, но добираемся-таки до дома, чтобы неделю проваляться со всеми прелестями кишечного гриппа – температурой-поносом-соплями...холод-селёдка-молоко. С тех пор о голландцах  у меня впечатление как о закалённых холодами, крепких желудками, сноровистых парнях, в гости к которым всё равно почему-то не тянет.))

Эпилог. Спустя примерно десятилетие, мы отважились снова попробовать голландскую селёдку в Амстердамском ресторане, на этот раз летом, без молока и без последствий. Вкусная, чего уж там.)



*Спасибо lady_catari за мотивацию

Двое на четырёх колёсах или чем опасен велокомпьютер

Уж новые выходные на носу, а я за старые ещё не рассчиталась. В том смысле, что красоты воскресные не все показала. А они были! Ведь сходив на «скандинавскую» разведку в парк, всю степень своего восторга я вылила на супруга, размеренно крутившего педали на своём домашнем «коне», и быстренько убедила его, что нужно оставить немного сил на велосипед настоящий, чтобы этот солнечный день не прошёл мимо нас.

Маршрут предоставила выбрать ему, и хотя свой у меня тоже был, с радостью согласилась на предложение вновь поехать на реликтовый луг. В этом сезоне на велосипедах мы там ещё не были. Главное, не повторить ошибки прошлой, ещё апрельской, велопрогулки, когда увлекшись только что установленным на руль компьютером и отъехав от дома всего пару километров, я не обнаружила супруга ни впереди, ни позади себя. Подумала, что не заметила, как он переехал на другую сторону улицы, и за остановками с налаживанием показаний километража, поотстала. Но, прибавив скорости и по-прежнему не увидев знакомого силуэта в обозримом пространстве, решила повернуть назад. Доехала почти до дома и опять – никого. Телефон, конечно же, с собой взять забыла. Ну, думаю, поеду вперёд – где-нибудь должны же мы встретиться, не зря ведь перед поездкой мы маршрут обсуждали и даже в карту глядели. Но карта-то у меня осталась, и в какой-то момент, преодолев приличную горку, я обнаружила, что и эта спутница исчезла.)) Возвращаюсь для поиска теперь уже карты – оказалась, она упорхнула с багажника и спокойно ждёт меня на той полянке, где я её в последний раз разворачивала. Ситуация стала напоминать описанную Джером-Джеромом в «Трое на четырёх колёсах», когда увлечённый кручением педалей Гаррис не заметил пропажи сидевшей на заднем сиденье тандема жены. Почти ни на что уже не надеясь и накрутив согласно налаженному-таки компьютеру с десяток километров, я подъезжала к цели нашей прогулки – началу ручья рядом со скоростной дорогой, как вдруг заметила показавшийся вдали знакомый мужской силуэт в позе стойкого ожидания.)) Ручей не тянул на Эльбу, но радости было не меньше.

От той прогулки и снимков-то почти не осталось – не до них было, разве что этa пара лошадок с зашоренными глазами (как символично))), да эта удивлённая нами, не в меру светлоголовыми)), афро-овечка.


Collapse )

Кто что увидит

Любимый каток закрыли, на велосипедах пока неуютно. Выручают настольный теннис на улице и прогулки. В воскресенье проведали заповедный луг и прудик поблизости. Надо же посмотреть, не выросло ли чего, не прилетел ли кто.

На лугу серенько. Разве что вереск разбавляет немного тусклые краски ковра прошлогодней травы.

А косулям серая трава совсем не мешает – разлеглись метрах в трёхстах от луга, даже прохожих и проезжающих машин не боятся.

Collapse )

Неделя до Рождества

Ещё в пятницу, шагая через парк, подумала, что столько грачей, ковыряющих подмёрзшую землю, — к снегу. Они словно знали, что все вкусные вещи станут труднодоступны. В субботу сыпала редкая белая крупка, в воскресенье полетели роскошные махровые хлопья. На бортиках катка они образовали длинное полотно для всех желающих излить чувства, не дожидаясь праздника. Хотя, что там – праздник уже вовсю идёт. На рождественских рынках не протолкнуться от согревающихся сосисками и глинтвейном. Дома прохладно. Муж «грозится» включить батареи, если температура опустится ниже двадцати (в прошлом сезоне любящие тепло соседи этого ни разу не позволили сделать)), но пока ограничивается «скафандром высшей защиты» — так он называет связанный мной толстый коричневый свитер. Как медвежонок он в нём)). После вопроса супругa: «Цветы на балконе пусть выживают, как хотят, или будем спасать?» хризантемы занесены, наконец, в квартиру.

Collapse )

Среди камня и воды

Были сегодня в ущелье речки Альм, что на юге Германии вблизи границы с Австрией. Три километра пути по ступенькам, мостикам, туннелю, — туда, и столько же – обратно.) Идёт стар и млад, с собачками и без. Завораживающей красоты места. Но воду снимать очень трудно – снимки не получаются столь впечатляющими, как оригинал. И всё же приглашаю на прогулку. Только камни и вода.

Collapse )