Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Коронахитрости и немного статистики

Сводки о заражённых, умерших, выздоровевших...Цифры поражают. В Германии 62 095 случаев, 525 смертей. Невольно начинаешь сравнивать с соседними европейскими странами. Как частенько делают в статистике, экстремальные случаи, а это на сегодняшний день Италия и Испания, отбросим и сравним с соседней Чехией, чтобы попытаться выявить основные факторы, влияющие на размер катастрофы. На первый взгляд может показаться, что в Чехии дело обстоит гораздо благополучней: 2699 больных, 13 умерших. Но вооружимся калькулятором и прикинем. Население Германии в 7,8 раза превышает население Чехии, плотность населения в 1,73 раза больше. Простым перемножением этих коэффициентов получаем около 13,5. Учтём и то, что в среднем немцы путешествуют по заграницам в 3 раза больше чехов. Таким образом наш коэффициент увеличивается ещё в три раза и становится равным примерно 40. Вот и выходит, что количество смертей в Германии по сравнению с Чехией должно быть 13х40=520, что практически совпадает с фактической цифрой 525. Согласно этому подсчёту, получается, что главными факторами являются численность населения, его плотность и страсть населения к путешествиям. Конечно, это грубая прикидка, но она даёт-таки некоторое объяснение различию в цифрах, а также добавляет уверенности, что вводимый сейчас повсеместно домашний режим и отмена путешествий должны принести результат.

Приведу ещё статистику, которая может заинтересовать.  

Collapse )

Важнейшее искусство

Как все, благодаря вождю революции,   знают- это кино.  Кино мне всегда казалось чем-то божественным, киноактёры – небожителями. Помню, как в детстве, когда в телевизоре было всего две программы, и все смотрели одни и те же фильмы, в очередной серии одного из первых сериалов - «Рожденная революцией» - в сцене похорон убитого бандитами милиционера на весь экран возникло лицо нашего учителя астрономии, восторгу одноклассников, особенно одноклассниц, не было предела. Распросы показали, что в бытность студентом в Москве, наш астроном подрабатывал съемкой в массовке. Астрономию мы, конечо, ну, просто сильно полюбили. Ещё на всю  жизнь запомнила съемку какого-то эпизода с Андреем Мягковым на улице в Свердловске, случайным свидетелем которой я оказалась. Его, шедшего в глубокой задумчивости, по сюжету чуть не сбивала машина. Всякий раз  - талантливо.

В спектаклях «Современника» посчастливилось вживую увидеть игру знаменитых актёров - Марины Неёловой, Лилии Толмачёвой, Андрея Мягкова, Олега Табакова, Игоря Кваши, Михаила Козакова, в театре Вахтангова – Юлии Борисовой и Юрия Яковлева, в БДТ - Евгения Лебедева. Мне как-то везло с лишними билетиками – в кассе купить билеты в то время было нереально. Люди простаивали в очередях ночами. Также любила ходить на встречи с артистами, которые случались во время гастролей в Свердловске театра Вахтангова, «Современника», БДТ и других. Помню такие встречи  с Валентином Гафтом, Игорем Квашой, Михаилом Козаковым, а Юрия Яковлева как-то увидела сосредоточенно пишущим в свой блокнот на соседней скамейке в скверике за свердловским Оперным театром.

Ну, а сейчас кино, хоть и по-прежнему увлекает, уже почему-то не вызывает такого  благоговения. На днях в университете снимали очередную серию «Таторта» , по русски «Места преступления»,-  популярного в Германии сериала, продолжающегося аж с 1970 года. Коля мой, проходя мимо киношников, бросил: «Вам актёр на главную роль не требуется?» -«Да мы уже вон ту девушку взяли», -  в ответ. И мы со смехом вспомнили, как однажды, много лет назад, на ступеньках другого, университета - Уральского, поблизости с которым располагалась Свердловская киностудия, его остановила ассистент режиссёра и, оглядываясь на поодаль важно курящего трубку шефа, спросила, не хочет ли он сняться в кино. Измученный в тот момент общественной работой Коля, мечтавший лишь об уединении в обществе со своей неоконченной диссертацией, огорошил её ответом «нет, не желаю!». И даже не спросил, в какой же роли видел его тот, с трубкой, хоть в положительной или отрицательной?   Вот так не заладилось у нас в семье с этим важнейшим искусством.


Трехножка

Неказистая, белая с беспорядочными темными пятнами, эта собака не обратила бы на себя внимания, если б не отсутствие одной задней лапы. Где и при каких обстоятельствах она её лишилась, неизвестно. Вывезенная каким-то сердобольным немцем из Болгарии, она сначала помоталась по хозяевам – видать, из-за своей трудновоспитуемости, пока не очутилась в приюте для животных. А что, ей не привыкать, в Болгарии –то у неё и вовсе не было своего угла.

Жизнь круто изменилась несколько лет назад с обретением теперешней её хозяйки. Как-то разговорилась с этой симпатичной женщиной в парке в ходе своей утренней пробежки-зарядки, и она рассказала, что никогда никому свою подопечную не отдаст, ведь невозможно расстаться со своим спасителем. Прогуливаясь однажды в этом самом парке в сумерках, женщина услышала хруст веток и подозрительные шорохи в кустах. Собака грозно залаяла, предотвратив появление из кустов кого-то страшного и опасного. Рассказывая эту историю, хозяйка смотрела на свою подопечную с гордостью и любовью. А мне с тех пор всегда радостно здороваться при встрече с ними.

(фото из инета)

Питер, питерщики и тетя Шура

Петербург для меня один из самых любимых городов. Мой дедушка по маме был питерщиком (все примерно так, как в рассказе у Писемского http://az.lib.ru/p/pisemskij_a/text_0320.shtml), по семейному преданию занимался малярными работами даже в Зимнем дворце. Заработанные деньги привозил в семью, в костромскую деревню, — они шли на строительство дома. Постепенно многие деревенские осели в Питере, и в результате у мамы было там большое количество родственников.

В первый раз мы поехали туда летом 1970 года всей семьей: мама, папа, сестра и я. Жили у маминого двоюродного брата в типичной ленинградской коммуналке недалеко от Московского вокзала. Этот каменный дом, на мой взгляд ещё добротный, по 9-й Советской улице, потом снесли, и что там сейчас, не знаю. Побывали мы тогда, кажется, всюду: в Эрмитаже и Русском
музее, Кунсткамере, Петродворце и Летнем саду, Петропавловской крепости, на «Авроре» и в Разливе. Очень тянуло приехать снова, и лет через шесть-семь, уже в студенческие годы, я ездила к Александру Михайловичу с подругой в зимние каникулы, а потом с другой подругой, в летние, но уже к маминой троюродной сестре Шуре Голубковой, жившей в коммуналке на Невском проспекте (в том доме, где был знаменитый магазин «Восточные сладости»). Все, что не удалось посмотреть тогда с родителями, мы посмотрели в эти две поездки, а самоe важное повторили. Были в доме Пушкина на Мойке, в лицее, где он учился, в Екатерининском дворце, в Павловске и Гатчине (даже катались на тамошних прудах на лодках), в Мариинском (тогда ещё Кировском театре). Заезжали к маминым родственникам, жившим в Петергофе. Летом ходили смотреть развод мостов
на Неве. Зимой ездили по обзорным экскурсиям, например, «литературный Петербург». Один из самых моих любимых зарубежных фильмов — «Евгений Онегин» с Ральфом Файнсом и Кейт Уинслет в главных ролях, а самый любимый эпизод в нем, когда маленький мальчик бежит с письмом от Онегина по замерзшей Неве на коньках. А вообще, я готова смотреть любой фильм, если действие происходит в Петербурге. Обожаю, например, «Прогулку», где герои идут по Невскому на протяжении всего кино.

После университета было несколько командировок в Ленинград. Там чаще всего удавалось лишь погулять по городу, но и это радовало. В двухтысячные приезжала пару раз на конференции. Тогда впервые посетила музеи Достоевского, Ахматовой, поглазела на дом, где жил Иосиф Бродский. В одну из этих поездок навестила тетю Шуру — постаревшую, но по-прежнему
шуструю, веселую, помнящую многое из деревенской жизни. Пили с ней чай в ее однокомнатной квартирке, выделенной ей как блокаднице на окраине города (жилплощадь на Невском она отдала подросшему любимому внуку, с которым тогда летом уехала на дачу, оставив мне с подругой — вобщем-то незнакомым ей девчонкам — ключи от комнаты на 10 дней; таково было
доверие деревенских друг к другу: с мамой-то они тоже не виделись с детства, а только изредка писали письма). Тетя Шура встретила меня на станции метро и сказала, что сразу узнала (с момента нашей встречи прошло 29 лет!). Ей было 84, а на следующий год она умерла, не пережив трагедии, случившейся с любимым внуком. Так жалко, что мы с ней всего-то пару часов побыли вместе и что я не записала тогда её рассказов. Она помнила даже старинные деревенские частушки. Мамин двоюродный брат тоже умер, а с его сыном и внуками контакта у меня нет. Кстати, он тоже был маляром, и когда той зимой мы с подружкой уезжали на поезде, принес в подарок маме ведерко белил — это было большим дефицитом. Уходят настоящие ленинграцы — особенные, душевные люди. Помню, как в летнюю поездку с подругой мы искали баню (в коммуналке у тети Шуры не было горячей воды), и нас угораздило задать вопрос о дороге к бане пожилой женщине, оказавшейся банщицей в той самой бане, и как радушно она стала приглашать нас помыться именно в её смену. А какие были экскурсоводы… Некоторых помню по сей день.

Тётя Шура Голубкова, 2002 год.

Фото из поездки в 2008-м.

Питерские акварели.


Котята на продажу н Невском проспекте.

Прогулка — как в одноименном фильме.

Любимый канал — Грибоедова.

Михайловский театр и его «Щелкунчик».

Атланты в дождь.