Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Коронахитрости и немного статистики

Сводки о заражённых, умерших, выздоровевших...Цифры поражают. В Германии 62 095 случаев, 525 смертей. Невольно начинаешь сравнивать с соседними европейскими странами. Как частенько делают в статистике, экстремальные случаи, а это на сегодняшний день Италия и Испания, отбросим и сравним с соседней Чехией, чтобы попытаться выявить основные факторы, влияющие на размер катастрофы. На первый взгляд может показаться, что в Чехии дело обстоит гораздо благополучней: 2699 больных, 13 умерших. Но вооружимся калькулятором и прикинем. Население Германии в 7,8 раза превышает население Чехии, плотность населения в 1,73 раза больше. Простым перемножением этих коэффициентов получаем около 13,5. Учтём и то, что в среднем немцы путешествуют по заграницам в 3 раза больше чехов. Таким образом наш коэффициент увеличивается ещё в три раза и становится равным примерно 40. Вот и выходит, что количество смертей в Германии по сравнению с Чехией должно быть 13х40=520, что практически совпадает с фактической цифрой 525. Согласно этому подсчёту, получается, что главными факторами являются численность населения, его плотность и страсть населения к путешествиям. Конечно, это грубая прикидка, но она даёт-таки некоторое объяснение различию в цифрах, а также добавляет уверенности, что вводимый сейчас повсеместно домашний режим и отмена путешествий должны принести результат.

Приведу ещё статистику, которая может заинтересовать.  

Collapse )

Чешский город Соколов

В субботу, 28-го, заботливые менеджеры санатория освободили мне время от процедур для возможной экскурсии. Но я отказалась от всех предлагаемых, не поехав ни в Прагу – бывала уже, ни в Мариенбад – побываю ещё когда-нибудь, запланировав ещё дома поездку в находяшийся всего в 15 минутах езды от Карловых Вар шахтёрский городок Соколов. 75 лет назад название города звучало по-немецки как «Фалькенау», ведь Falke в переводе с немецкого «сокол». Но это было трагическое переименование и чудовищная история. Во время войны в Фалькенау фашисты устроили лагерь для советских военнопленных. Голодных больных людей посылали на работы в местные шахты для добычи угля. Те, кто ещё хоть как-то был способен на эти работы, направлялись в рабочие команды поближе к шахтам, а в лагере оставались измождённые и истощённые люди, в большинстве своём уже больные туберкулёзом. Они не получали никакого лечения, хотя официальное название было «лагерь-лазарет». В этом «лазарете» за военные годы погибло более 2200 наших военнопленных.

И я непременно хотела посетить то место, где был лагерь, и мемориал на месте массовых захоронений, и местный музей. Тем более, что с директором музея, Михаэлем Рундом,  познакомилась по переписке несколько лет назад, занимаясь поиском отца Маи Владимировны Шлыковой из Рязани – Владимирова Фёдоровича Генинга, который в 1941 в составе московского ополчения ушёл на фронт и пропал без вести. Историю его поиска я уже рассказывала https://turova-varvara.livejournal.com/34357.html

В 2011, через 70 лет после начала войны,  выяснилось, что Владимир Фёдорович погиб в Фалькенау на Эгере. С Маей Владимировной мы до сих пор в контакте, ей уже 88 лет, и она, к сожалению, сама не может побывать на могиле отца. И я решила съездить туда вместо неё и прислать ей потом фотографии. Когда расспрашивала на рецепции своей гостиницы от том, как мне лучше добраться до Соколова, выяснилось, что рецепционистка Лидия – соколовчанка. Она рассказала, что в прошлом году присутствовала на открытии мемориала и что к этому событию была выпущена книга, которую, конечно, мне захотелось заполучить для Маи Владимировны. Лидия посоветовала мне обратиться в российское консульство в Карловых Варах, что я и сделала, поговорив с сотрудниками по переговорному устройству у ворот консульства. Мне сказали, что книги о мемориале нет, а есть лишь альбом обо всех мемориалах карловарского края, и я, не видя его, решила, что это не то, что мне нужно. Напрасно, как потом оказалось.

Директор музея Михаэль Рунд, несмотря на свой начавшийся отпуск, встретил меня на вокзале на своей машине и сразу повёз к мемориалу. Там нет индивидуальных могил, но благодаря рассекречиванию военных документов архива Российского Министерства Обороны и работе нашего консульства, имена погибших теперь установлены и выбиты на плитах. До прошлого года здесь была лишь лужайка и стела.


Collapse )

Пользуясь случаем, всех зашедших с Рождеством!

Важнейшее искусство

Как все, благодаря вождю революции,   знают- это кино.  Кино мне всегда казалось чем-то божественным, киноактёры – небожителями. Помню, как в детстве, когда в телевизоре было всего две программы, и все смотрели одни и те же фильмы, в очередной серии одного из первых сериалов - «Рожденная революцией» - в сцене похорон убитого бандитами милиционера на весь экран возникло лицо нашего учителя астрономии, восторгу одноклассников, особенно одноклассниц, не было предела. Распросы показали, что в бытность студентом в Москве, наш астроном подрабатывал съемкой в массовке. Астрономию мы, конечо, ну, просто сильно полюбили. Ещё на всю  жизнь запомнила съемку какого-то эпизода с Андреем Мягковым на улице в Свердловске, случайным свидетелем которой я оказалась. Его, шедшего в глубокой задумчивости, по сюжету чуть не сбивала машина. Всякий раз  - талантливо.

В спектаклях «Современника» посчастливилось вживую увидеть игру знаменитых актёров - Марины Неёловой, Лилии Толмачёвой, Андрея Мягкова, Олега Табакова, Игоря Кваши, Михаила Козакова, в театре Вахтангова – Юлии Борисовой и Юрия Яковлева, в БДТ - Евгения Лебедева. Мне как-то везло с лишними билетиками – в кассе купить билеты в то время было нереально. Люди простаивали в очередях ночами. Также любила ходить на встречи с артистами, которые случались во время гастролей в Свердловске театра Вахтангова, «Современника», БДТ и других. Помню такие встречи  с Валентином Гафтом, Игорем Квашой, Михаилом Козаковым, а Юрия Яковлева как-то увидела сосредоточенно пишущим в свой блокнот на соседней скамейке в скверике за свердловским Оперным театром.

Ну, а сейчас кино, хоть и по-прежнему увлекает, уже почему-то не вызывает такого  благоговения. На днях в университете снимали очередную серию «Таторта» , по русски «Места преступления»,-  популярного в Германии сериала, продолжающегося аж с 1970 года. Коля мой, проходя мимо киношников, бросил: «Вам актёр на главную роль не требуется?» -«Да мы уже вон ту девушку взяли», -  в ответ. И мы со смехом вспомнили, как однажды, много лет назад, на ступеньках другого, университета - Уральского, поблизости с которым располагалась Свердловская киностудия, его остановила ассистент режиссёра и, оглядываясь на поодаль важно курящего трубку шефа, спросила, не хочет ли он сняться в кино. Измученный в тот момент общественной работой Коля, мечтавший лишь об уединении в обществе со своей неоконченной диссертацией, огорошил её ответом «нет, не желаю!». И даже не спросил, в какой же роли видел его тот, с трубкой, хоть в положительной или отрицательной?   Вот так не заладилось у нас в семье с этим важнейшим искусством.