Category: литература

Наколдовываю зиму

Всё меньше охры, всё больше ржавчины –
Стареет осень, сдаёт права...
Но, верю, скоро наступят праздники:
Придёт молодушка, краса-Зима.
Навяжет инеем узоры редкие,
Сошьёт снежинками пурге вуаль...
Расскажет нежными, в искринках, ветками,
Что неподвластно моим словам.


Collapse )

Там, где гулял Тютчев

Как-то уже проводила экскурсию по Тютчевским местам

https://turova-varvara.livejournal.com/41375.html

Сегодня лишь три субботних фото из парка поэтов, где Фёдору Ивановичу памятник  стоит.


Collapse )

Зима не торопится к нам.

Водятся ещё такие девушки...

Заметила её на автобусной остановке. С открытой на первых страницах толстенной книгой в руках. Так хотелось сфотографировать, потому что нечасто уже встретишь такое - одни смартфоны кругом, но не снимешь же в упор. Удалось только мельком бросить взгляд на страницы - беллетристика, не учебник. А потом мы вышли на одной и той же остановке, и стали ждать метро. Интервал движения поездов тут 10 минут, так что у неё была возможность почитать, а у меня - поснимать. На расстоянии, незаметно, чтобы не помешать этому священному процессу.


Collapse )

Вчера: капелька по капельке

Выгнала себя вчера в парк под моросящий дождик, по-скандинавски. А там эти чудесные капли — на оттаивающем пруду, берёзовых серёжках, сосновых иголках, напомнившие мне книжку из детства «Капелька по капельке» Марка Сергеева. Вот такая обложка у неё была:

Дети бросают в Байкал бутылку с запиской, и она путешествует водным путём по сибирским городам и посёлкам – по Ангаре, Енисею, пополняясь рассказами о Сибири – капелька по капельке. Учебник географии казался мне скучноватым, и иногда на уроках я пересказывала главы из этой книжки. Вот не могу вспомнить, как звали учительницу по географии, – ей нравилось и мне тоже.)) Имена учителей математики, физики, химии, биологии, истории вспомнила, а географички – ну, никак, заклинило. Буду дальше думать. Не может быть, чтобы не всплыло это имя из мелководья моей памяти). Надеюсь, что капли помогут.

Collapse )

А вы помните имена своих учителей?

Туман на допросе

Пеленой захмарил,
мглою замутил,
чем гуще, тем детективнее,
кончай скрывать,
туман-нелюдим,
в каких уголках
заветных лощин
запрятал коклюшки для инея?




















Печальной будет эта песня

Печальной будет эта песня

О том, как птицы прилетали,

А в них охотники стреляли

И убивали птиц небесных.


А птицы падали на землю

И умирали в час печали,

А в них охотники стреляли

Для развлеченья и веселья.

А птицы знали-понимали,

Что означает каждый выстрел,

Но неизменно прилетали

К родной тайге у речки быстрой.

И не могли не возвратиться

К родимой северной округе,

И песни горестной разлуки

Весной весёлой пели птицы.

А в них охотники стреляли

И попадали в птиц, не целясь,

И песню скорби и печали

Весной весёлой птицы пели.

                                1973

Автор стихов  – поэт Николай Глазков. Фильм «Романс о влюблённых» с песней на эти стихи вышел в 1974 году. А вот заявление Николая Глазкова в Секретариат Правления Московской писательской организации от 26 октября 1972 года:

«В Англии свыше миллиона безработных, в Италии примерно столько же, в США около пяти миллионов, а в СССР я один. Поэтому убедительно прошу трудоустроить меня по моей специальности. Могу быть редактором, литконсультантом, литсотрудником, а также руководителем семинара.

В издательстве «Художественная литература» рукопись моей книги лежит с 1966 года, в издательстве «Молодая гвардия» — с 1967 года, в издательстве «Советская Россия» – с 1968 года.

Чтобы написать и составить эти поэтические сборники, я затратил много времени, энергии и труда, а не получил за  это до сего времени ни рубля. Ни пенсии, ни зарплаты, ни пособия по безработице я не получаю.

Прошу помочь мне в моем бедственном положении.»

Мне повезло купить уникальный сборник стихов Николая Глазкова, изданный в 1995 году в серии «Самые мои стихи» тиражом в 1000 экземпляров. Все эти экземпляры пронумерованы, у моего номер 465. Помимо
стихов здесь есть фотографии и рисунки поэта. Они меня и привлекли тогда, потому что, честно скажу, такого поэта я не знала.

Книга издана с большой любовью и вкусом. Её не хочется выпускать из рук. Мне кажется, поэт остался бы доволен.

***

Своих стихов не издавая,

Ищу работу отовсюду,

Пилить дрова, не уставая,

Могу с рассвета до салюта.

Могу к Казанскому вокзалу

Доставить чемоданов пару.

Могу шататься по базару

И загонять там что попало.

В Поэтоград моя дорога,

Меня среда не понимала,

Так что могу я очень много

И в то же время очень мало.

                                         Николай Глазков,     1944

Мои сокровища



Переписка Достоевского с женой — Анной Григорьевной Сниткиной, издательство «Наука» 1976 г. Невероятно интересно читать эти письма, посланные из Петербурга, Москвы и Старой Руссы, из Женевы, Дрездена и Бад Эмса. Когда-то мы специально съездили в Эмс, чтобы побродить по городку, где четырежды отдыхал и лечился Фёдор Михайлович. И не только он. Александр II, Вяземский, Гоголь, Тютчев, Тургенев — далеко не полный список наших знаменитых соотечественников, почтивших своим вниманием этот курорт. И всё-таки чаще всего его связывают с Достоевским — настолько часто, что какой-то шутник написал на стенах одного дома: «Здесь НЕ жил Достоевский».

«Возлюбленная Достоевского» — это не об Анне Григорьевне, книга об Апполинарии Сусловой, черты которой просматриваются во многих героинях произведений Достоевского, прежде всего в Полине из «Игрока». Изданная в 1994 году элегантная книга Людмилы Сараскиной,  практически раритет — тираж всего 5000 экз. Здесь тоже письма, документы, фотографии, воспоминания.

А третья книжка — перепечатка 1991 года изданного в 1928 году дневника самой Аполлинарии Сусловой. Её повесть и несколько писем его к ней и её к нему. История сильной страсти.

Поделитесь своими сокровищами, если не жалко.

Есть в светлости осенних вечеров

умильная, таинственная прелесть!..

Эти прелестные осенние вечера, и снег, что еще в полях белеет, и гроза в начале мая – всё это происходило с Фёдором Ивановичем Тютчевым в Мюнхене, куда он, закончив в 18 лет университет, приехал в 1821 году в качестве сотрудника российской дипломатической миссии, и прожил здесь более 20 лет. Его стихотворения о природе написаны и под впечатлением от поездок на Тегерн-озеро https://turova-varvara.livejournal.com/42123.html, где мы недавно уже побывали.

Сегодня после работы решила пройтись по тютчевским местам. Приглашаю пробежаться вместе со мной. Двигаться будем быстро, чтобы успеть до наступления темноты, так как вечера уже и не такие светлые, как в тютчевских стихах.

Вскоре после приезда Тютчев познакомился с красавицей Амалией фон Лерхенфельд. Ему было 19, ей всего 14. Их трехлетняя дружба закончилась отвергнутым  предложением, и Амалия стала не Тютчевой, а Крюденер, по воле родителей выйдя замуж за начальника Тютчева – барона фон Крюденера. Но осталось ей посвящённое стихотворение:

Я помню время золотое,

Я помню сердцу милый край.

День вечерел; мы были двое;

Внизу, в тени, шумел Дунай.

Портрет Амалии и сейчас можно увидеть в замке Нимфенбург среди 35 баварских красавиц, в галерее, созданной по распоряжению короля Баварии Людвига I. В замок как-нибудь в другой раз, поэтому портрет Амалии из инета:

Collapse )