Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Слушаю и слушаю


Получила сегодня утром из Познани от пожилого профессора — знакомого  моего мужа — ссылку на это видео с припиской: «В школьные годы у нас были уроки русского языка, и я знал наизусть то, что поёт Анна Нетребко. Хорошее было время». Не смогла слёз сдержать. Не вернуть ни времени, ни поющего, ни той радости, с которой мне рассказывалось о поездках в Познань, о тёплом приёме тамошних коллег... Грустная теперь для меня эта песня.

За два месяца и тла не останется...

В заголовке строчка из маминого письма к её маме — моей бабушке. Так мне понравилась это её выражение, образованное, вероятно, от «износить дотла», что решила привести это письмо целиком. В нём много характеризующих время любопытных бытовых подробностей, мне они очень интересны. Не смогла нигде найти размер студенческой стипендии того времени — может быть, кто-то знает? Хочется сопоставить с теми ценами, которые названы в мамином письме.

14/VI-51 г.

«Здравствуй, дорогая мамочка!

Сегодня пошла сдавать последние экзамены и получила два письма: одно от тебя, а другое от Лёни*. Мамочка, сегодня у меня очень большая радость: я сдала сегодня все экзамены, а теперь окончательно займусь дипломным проектом. Буду укладывать все силы, чтобы только успеть, хоть время уже и мало осталось. Всего полтора месяца. Вова и Ваня тоже со мной вместе сдавали сегодня последние экзамены. Все сдали хорошо. Бежали домой (то есть в общежитие), что есть силы, прыгали от радости как козлы. Живём пока все в разных местах. Я там, где жила зимой, а Вова у товарищей. Ваня живёт недалеко от института. Виктор Степанович пока спит на том диване в институте, где я спала.

Мама и бабушка. Краматорск, 1952 год.
Мама и бабушка. Краматорск, 1952 год.

Мамочка, я купила себе туфли за 100 руб: очень удобные и хорошие, кожаные, но на резине. На коже здесь не выгодно носить: об камни быстро бьются, а поэтому я решила те туфли поберечь. А то, если их носить, то за 2 месяца и тла не останется. Так лучше износить за 100 рублей, чем за 400.

Collapse )

Уже с пяти утра мне не спалось...

Продолжение, начало 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11

14/X-51 г.

«Здравствуй, Лёня! 

Вот и кончилась моя студенческая жизнь! Вчера в 4 часа дня состоялась защита. Я, конечно, очень волновалась. Уже с 5 часов утра мне не спалось и, чтоб успокоиться немного, я занялась чтением художественной литературы (сейчас читаю «Бурю» Лациса). Но волновалась, оказывается, зря. Всё прошло очень хорошо. Рецензия была у меня хорошая, а защитила на «отлично». Со мной защищался ещё один молодой человек – москвич. У него была отличная рецензия, но защитил он на тройку. Я защищала первая. Доклад делала 20 минут, а потом минут 15 задавали вопросы. Так как мы защищали в этом учебном году первые, то всему был придан торжественный вид. Даже пригласили фотографа, и нас засняли около своих проектов с указкой в руках. Всё, над чем так долго трудились, было сложено в угол и теперь никому не будет нужно. Когда возвращались в общежитие, то мне всё казалось, что я что-то потеряла, т.к. ехала первый раз за все пребывания в Москве с пустыми руками.

Мама защищает диплом, 13 октября 1951 года.
Мама защищает диплом, 13 октября 1951 года.

Вечером мы с Валей устроили для всего студенческого коллектива (а у нас всего 8 человек) небольшой студенческий ужин, который прошёл очень весело. Произносили много тостов, и среди них один был произнесён за самого близкого мне человека. Теперь, Лёня, домой попаду, наверное, числа 20. Очень ещё хочется побыть немного в Москве. Сегодня должна навестить одну свою подругу детства. Она закончила здесь Институт цветных металлов и осталась работать в этом же институте. 

Collapse )

«... давай поступим на курсы кройки и шитья»

Продолжение, начало 1, 2, 3, 4, 5, 6.

Лето и ранняя осень 1951 года. Какими они были? Вот некоторые значимые события этих месяцев.

26 июля 1951 года. Во время раскопок в Новгороде ... обнаружена первая берестяная грамота. За три года их было найдено 106 штук. Самые древние относились к одиннадцатому веку, поздние - к 16 в., а основная масса - к 14 в. Буквы на бересте были процарапаны особыми костяными инструментами, которые также были найдены при раскопках. Большинство обнаруженных грамот были частными письмами...

5 августа 1951 года. Всемирный фестиваль молодежи, грандиозная встреча юношей и девушек, придерживающихся коммунистических убеждений, открывается в Восточном Берлине.

18 августа 1951 года. Открытие Кутаисского автомобильного завода. Наряду с МАЗом этот завод по производству грузовиков позволил уже в 50-е годы в целом удовлетворить потребности экономики в грузовых автомобилях.

26 августа 1951 года. В Париже демонстрируется искусственное сердце.

31 августа 1951 года. В Дюссельдорфе, Западная Германия, поступает в продажу первая долгоиграющая грампластинка со скоростью вращения 33 1/3 оборота в минуту.

В Москве 1951 года жарко – «температура в июле достигает 34-х градусов. Этот рекорд продержится почти шесть десятилетий и будет «побит» удушливо-страшным летом 2010 года. Несмотря на погодные катаклизмы, планы партии воплощаются в жизнь. Открывается станция метро «Аэропорт», ударными темпами идет строительство жилых домов, возводятся московские высотки и здание МГУ на Ленинских горах...»

http://уссср.рф/story/1951/

19 августа 1951 года

«Здравствуй, Лёня!

Сегодня получила от тебя долгожданное письмо, а т.к. я хочу получить следующее письмо скорее, то ответ пишу сразу же.

Collapse )

«Завтра утром буду в Сталинграде, городе-герое...»

Продолжение, начало 1, 2, 3.

1/vi – 51 г.   

«Здравствуй, Лёня!                                                                          Москва

Сегодня получила твоё письмо от 24/v. Очень рада, что у тебя полностью закончено с огородной кaмпанией. Теперь ты больше будешь уделять внимания учебе, немножко отдохнешь также и физически.

Все-таки жаль, что твой отпуск так прошёл. Судя по твоим письмам, я думаю, что ты совсем за свой отпуск не отдохнул. А ведь нужно было хорошенько отдохнуть и набраться сил на целый год.

Леня, благодарить меня за выполнение такой маленькой твоей просьбы не стоит, если хочешь, то лучшей твоей благодарностью для меня будет, если я получу в следующем письме твою фотокарточку. 

Ты спрашиваешь о моих успехах. Можно сказать, что успехов, как таковых, пока ещё нет. Начала считать спецчасть. Сделала почти половину, пошла на консультацию 28-го, а консультант предложил посчитать другим способом. И при том еще послал консультироваться к другому преподавателю, т.к. говорит, что по вращающимся печам он не специалист.

А этот преподаватель (некий Симвулиди) бывает только по пятницам. Можешь теперь сделать заключение, сколько теряется зря времени. И не только времени, а ещё и нервов. Правда, до пятницы я не бездельничала, но настроение было очень плохое, а следовательно, и производительность небольшая.

Сегодня в 8 часов вечера иду на консультацию.

Но, Лёня, я не совсем отчаиваюсь. Успею – закончу в июне, а нет, так съезжу еще раз недели на 2 в конце сентября.

Collapse )

Весна 1951 года: движение вперёд и будет вперёд

(продолжение, начало тут)

«Свердловск, 7 мая 1951 г.

Добрый вечер!

Здравствуй, Вера!

Пишу неочередное письмо, т.е. не получив от тебя ответа на свое второе письмо.

...

Хочу, Вера, обратить твое внимание на плохие мои сдвиги по институту. Трудно дается мне эта злополучная аналитика. Уже боюсь, что не осилю всё во время отпуска – еще надо сделать полностью две контрольные работы с проработкой совсем нового материала.

А время бежит быстро. 

Папа сидит в центре, за ним стоит Аким Михайлович - его отец, мой дедушка. Слева от папы Фёдор Петрович Пенькин - муж папиной двоюродной сестры Анны, а справа - армейский товарищ Фёдора Петровича.
Папа сидит в центре, за ним стоит Аким Михайлович - его отец, мой дедушка. Слева от папы Фёдор Петрович Пенькин - муж папиной двоюродной сестры Анны, а справа - армейский товарищ Фёдора Петровича.

Но как-то бы ни было, надо крепиться – Вере было труднее, да, да, насколько я узнал Веру – Вере было куда труднее, чем мне сейчас. Это просто моё малодушие.

Интересуюсь, Вера, как всё же ты устроилась? Все еще продолжается это «гостеприимство»?

Что нового видела в Москве – есть ли время изучать ее (ведь ты вызвалась быть экскурсоводом).

Какая погода стоит в Москве? (Здесь холодно, ночью еще подмораживает). Пиши, Вера, обо всем, сoобщай все новости, появляющиеся в твоей студенческой сегодняшней жизни.

Знание твоей жизни, твоих успехов будет подталкивать и меня – я постараюсь равняться по передовым.

...

Collapse )

Тридцатьчетвёрки

По телевизору сегодня показали фильм "Танки" про первые Т-34. В прошлом году в связи с 23 февраля я писала о папе – во время войны он работал на Уралмаше, производившем "тридцатьчетвёрки". А сегодня расскажу про его младшего брата – Фёдора. Дядя Федя тоже поступил на работу на Уралмаш годом позже папы, в июле 1943 года, когда ему ещё не было и 15-ти, и проработал там без 13-ти дней два года. В ту пору он был ещё школьником и пришлось ему нелегко. Сегодня, поздравляя его по скайпу (освоил на 92-ом году!), говорила с ним о том времени. Сначала он, конечно, как и мой папа, сказал, что, мол, не воевал же и в армии не служил, но потом немного разговорился. Больше всему ему помнится, как трудно было зимой, в 25-градусный мороз, приходить на работу к 6 утра, как всё время хотелось есть: «Но когда уже приходил в цех, в нашу будочку, где стоял отцовский верстак, было легче». 11 лет назад дядя Федя написал книжку о своей жизни.  Люблю её перелистывать, и в этот день хочу привести отрывок из неё:

«2 июля 1943 года отец устроил меня (в 14 лет) на работу в 41 сталелитейный цех (начальник цеха Справцев, зам. начальника Зверев) на Уралмашзавод своим помощником по ремонту газовой аппаратуры. Там уже работал и брат Леонид (мой папа – В.Т.). Втроём обслуживали круглосуточную работу газорезчиков. Поскольку вечерних школ в годы войны не было, а учебу мне бросать не хотелось, пришлось совмещать работу с учёбой в дневной школе. На завод я приходил к 6 часам утра, работал до 12 дня и к 2 часам шел в школу.

Летом, в дни каникул, работал по 8 часов. В годы войны на Уралмашзаводе на подсобных работах работало много узбеков. Им платили какую-то зарплату, но они старались её не расходовать, а копили для отправки домой. Естественно пухли от голода и часто умирали, не успев отправить деньги. Рабочие аббревиатуру УЗТМ расшифровывали как «узбек, здесь тебе могила». Наша мастерская выходила окнами на заводской двор и я, придя на работу к 6 утра, видел как узбеки в 7 утра, когда открывали проходную для всех, бежали по заводскому двору в столовую своего цеха и выпивали жидкую часть похлебки, которую оставляли квалифицированные рабочие, получавшие талоны на дополнительное питание.

Запомнился эпизод: в школе, где я учился, в это время на уроке по химии изучали гремучий газ (смесь горючего газа с кислородом). Решил проверить это на практике. Уговорил Леонида (работали в этот день с ним вместе в дневную смену). Взяли пустую банку из под американского жира (лярда), перевернули её вверх дном, поставили на резиновый коврик, наполнили её смесью кислорода и ацетилена через маленькую дырку с помощью горелки; сверху придавили стальными фланцами и подожгли. Как нас не покалечило и не убило – удача. Был сильный взрыв, банку разорвало на куски. Один фланец вылетел в окно, один ударил и помял умывальник, других не нашли. Леонида не задело, а мне закраина от банки, длиной 4 – 5 см, вонзилась в руку в районе локтевого сустава. Прибежали газорезчики, стали расспрашивать что случилось. Мы как-то отвертелись и просили ничего не говорить отцу, который работал в ночь. Когда почувствовал под спецовкой кровь, сказал Леониду, и он потащил меня в цеховой здравпункт. Он оказался закрытым, и мы побежали в общезаводской здравпункт. Там врач без лишних расспросов, очень удачно, как-то повернул этот кусочек в локте, вытащил его и отдал мне на память.

Запомнился ещё один эпизод: В кузнечнопрессовом цехе (рядом с нашим) надо было отрезать на какой-то крупной детали верхнюю часть (прибыль размером ≈ 100 х 50 см. Может, немного ошибаюсь). Такие крупные прибыля режут только кислородом прямо из баллона через редуктор. Кислород к месту реза подают по стальной длинной трубке (d = ½ дюйма). Трубка сгорает сама, плавит и выдувает с места реза шлак (сгоревший металл). Штуцеры к трубкам, на которые наворачиваются накидные гайки от шланга, идущего от редуктора, отец приваривал сам, ещё на своём участке. Отец в ту ночь работал один. Не помню, пишу по рассказу отца, на первой или второй трубке, она взорвалась в руках у газорезчика Никулина и оторвала ему пальцы. Была комиссия, отца куда-то таскали, но всё обошлось. Его вины комиссия не установила.

Во время работы иногда ходил на мартен, посмотреть, как работают сталевары, как разливают металл, и, главное, пить газированную воду бесплатно, но и без сиропа. На заводе проработал до 21 июня 1945 года (без 13 дней 2 года). 3 июля получил в школе аттестат зрелости с одной тройкой (по русскому языку).»

На фото дядя Федя (в центре) со своими школьными друзьями.



Сегодня ему 91 год. Пожелания от него (стихи одного из его друзей; записано в октябре 2019):



https://www.youtube.com/watch?v=MhbieEXGrHo

Вчера: капелька по капельке

Выгнала себя вчера в парк под моросящий дождик, по-скандинавски. А там эти чудесные капли — на оттаивающем пруду, берёзовых серёжках, сосновых иголках, напомнившие мне книжку из детства «Капелька по капельке» Марка Сергеева. Вот такая обложка у неё была:

Дети бросают в Байкал бутылку с запиской, и она путешествует водным путём по сибирским городам и посёлкам – по Ангаре, Енисею, пополняясь рассказами о Сибири – капелька по капельке. Учебник географии казался мне скучноватым, и иногда на уроках я пересказывала главы из этой книжки. Вот не могу вспомнить, как звали учительницу по географии, – ей нравилось и мне тоже.)) Имена учителей математики, физики, химии, биологии, истории вспомнила, а географички – ну, никак, заклинило. Буду дальше думать. Не может быть, чтобы не всплыло это имя из мелководья моей памяти). Надеюсь, что капли помогут.

Collapse )

А вы помните имена своих учителей?

День пионерии-2

Что-то пробило меня сегодня на воспоминания о пионерском детстве. Но в день пионерии – простительно). К тому же я была активной пионеркой.))

Не помню, как оказалась
председателем совета отряда – так тогда это называлось. Может, выбрали, а, может, и назначили. Меня это не слишком тяготило. Ну, разве что идти впереди отряда на школьном смотре строя и песни и что-то докладывать на пионерской линейке, — несколько напрягало. А всё остальное – весело и в радость. Особенно такие мероприятия, как сбор макулатуры и металлолома – соревнование между классами: кто больше. Для нас, выросших в районе с названием Вторчермет – по имени завода ВТОричной переработки ЧЕРных МЕТаллов, металлолом был не абстрактной кучей железа: однажды мы побывали на экскурсии на этом самом заводе и видели, как расплавленный - красный, а вовсе не черный металл, разливается по изложницам – зрелище, которое и сейчас, спустя десятилетия, невозможно забыть. У нас вообще был рабочий район, и, благодаря родителям одноклассников, мы видели и как работают ткацкие станки на камвольном комбинате, и как на заводе керамическом (почему-то тоже женщины) макают в глазурь тяжёлые унитазы и обжигают кружки (именно из таких кружечек, а не из каких-нибудь пижонских фужеров мы, кстати, выпили своё первое шампанское на выпускном))).

Пик нашей пионерской активности пришёлся на тот год, когда отряду-победителю  соревнования пообещали поездку в Ильменский заповедник, находившийся близ Миасса в соседней Челябинской области. Тогда, помню, я агитировала одноклассников особенно азартно.) Класс на этой почве как-то сдружился. Не знаю, откуда мы тащили все эти железки — вроде, в домах их было не очень много, но наша куча за школой росла быстрее других. Наверное, спасал частный сектор соседней к нашему Цыганскому посёлку Никаноровки – уж там-то всегда было чем поживиться. И мы победили! Радовались и предвкушали эту совместную поездку, но её всё откладывали-оттягивали, а потом и вовсе отменили из-за отсутствия у школы денег. В моей детской ещё голове никак это не укладывалось и было ужасно стыдно перед классом: ведь я же их агитировала и тоже что-то обещала. Это стало первым неприятным потрясением от общественной работы, но, к сожалению, не последним. В Ильменском заповеднике много лет спустя я всё-таки побывала, но это уже была командировка и совсем другая история.

А ещё были пионерские лагеря. Их я тоже любила. За лето – одна, а иногда и две смены (два родителя – две бесплатных путёвки), с перерывом на поездку к Азовскому морю всей семьёй. Лагерей этих было тогда видимо-невидимо. Вот, навскидку, только несколько всплывших названий: «Изумруд», «Спутник», «Незабудка», «Светлячок».

Там была настоящая пионерская романтика: костры, походы, песни под гитару   пионервожатого, «олимпийские игры». Ну, и шалости всякие, конечно. Например, в последнюю ночь перед отъездом после прощального костра, подложить под простыни мальчишкам веточки шиповника, а в отместку наутро найти свою обувку висящей высоко на берёзе. Или истратить остатки зубной пасты «Лесная» (была тогда такая зелёненькая – страшно полезная, наверное))) на прощальный макияж крепко спящих мальчишек, а то и самой проснуться разукрашенной.  Встреча с мамой и папой в родительский день и поедание привезённой ими черешни с клубникой, сидя вместе с ними на какой-нибудь полянке – казалось, они приезжают и уезжают в другую, очень далёкую от здешней, жизнь.)) А утренние линейки по протрубившему горну, ещё до завтрака, когда всё пропитано вкусом лесного,  загустевшего за ночь воздуха…

Там заводились и многолетние дружбы. С Галей Мушниковой из Староуткинска переписывались много лет. Наверное, это с ней меня однажды взяли в плен во время игры «Зарница»–уж слишком увлеклись сбором черники и не заметили неприятеля.) И, когда спустя пару лет вместе с сестрой гребли на лодках в многодневном походе по Чусовой, «заплыли» к Гале в гости. Став пионерками постарше, убегали в тихий час на речку или какую-нибудь полянку, усыпанную земляникой.

Ну, и Дом Пионеров, конечно, с его изостудией и любимым учителем – Александром Ивановичем. Здесь должен бы быть нарисованный им чёрной тушью и пером мой портрет в  профиль – серьёзная девочка-очкарик)), но его ещё предстоит разыскать, да и сохранился ли? Александр Иванович очень агитировал меня поступать в архитектурный, но я испугалась гипсов – их рисование мне казалось трудным и скучным, и в 9-ом классе я в изостудию больше не пришла. Да ведь и пионеркой к тому времени уже не была.

А тут я пока не пионерка, зато кукла — уже)), и, кстати, праздничная форма у нас и была такой, как на этом принесённом на врачебный приём пупсе.)

Первая учительница

Мою первую учительницу звали Клавдия Ивановна Карасёва. Не знаю, сколько тогда ей было лет, — мне она казалась уже очень пожилой, сейчас же думаю, что-то около 50-ти. Простое приятное лицо и волосы с сединой, уложенные на затылке в продолговатый валик. Примерно такую же прическу делала моя мама, поэтому и было в облике Клавдии Ивановны что-то домашнее, располагающее. Добрая, но без сюсюканья, требовательная, но без фанатизма. Особенно благодарна я Клавдии Ивановне за то, что научила нас вязать. Вряд ли уроки вязания были в школьной программе – наверное, она просто сама любила это дело. Не знаю, пригодилось ли это умение нашим мальчишкам, которые ковырялись спицами наравне с девочками, мне же пригодилось очень. Помню, в 23 года попала в больницу с подозрением на миокардит. Сердце бешено колотилось, одышка, слабость. Успокаивалась вязанием варежек и салфеток.  И до сих пор, изредка занимаясь вязанием, с теплотой вспоминаю Клавдию Ивановну.

А вам запомнилась первая учительница? Если да, то чем?