Category: общество

Проведаем зиму?

Утренний иней на крышах, морозный холодок из открытой форточки заставили поверить, что сегодня в самом деле первый день зимы. Но всё-таки проверим, насколько всё серьёзно, ведь на днях из окна автобуса я ещё видела какой-то цветущий нежно-розовый куст. Его и надумала проведать. А путь к нему лежал мимо огородов, которые народу выделили в нынешнем мае. Посмотрим, что получилось на крохотных участках у прилежных огородников из куч завезённой по весне земли при помощи нехитрых инструментов, старания и любви.



Сезон, правда, закончился, но остатки летне-осенней роскоши ещё заметны. Вот кто-то перчики подморозил.
Collapse )

Хорошего вам начала первой зимней недели!

Водятся ещё такие девушки...

Заметила её на автобусной остановке. С открытой на первых страницах толстенной книгой в руках. Так хотелось сфотографировать, потому что нечасто уже встретишь такое - одни смартфоны кругом, но не снимешь же в упор. Удалось только мельком бросить взгляд на страницы - беллетристика, не учебник. А потом мы вышли на одной и той же остановке, и стали ждать метро. Интервал движения поездов тут 10 минут, так что у неё была возможность почитать, а у меня - поснимать. На расстоянии, незаметно, чтобы не помешать этому священному процессу.


Collapse )

Как закончили июнь

Хорошо, что 31-го июня нет, а то бы праздник завершения первого летнего месяца канул в будничном понедельнике.)) А так – красота: воскресенье и куча времени впереди. Зарядка из 15-ти упражнений на полу под пластинку Тото Кутуньо – именно виниловую пластинку, ещё из 80-х, и праздник можно считать открытым.



В парке после завтрака уже знойно. С остановками на рассматривание стрекоз, бабочек, пробование черешни и вишни с разных деревьев, небольшую «лыжную» гимнастику – а что, зима же будет всё равно)), два круга по-скандинавски пролетают незаметно. Кот вон вообще в траву забурился и пропал – хорошо, если к ночи вернётся.
Collapse )

Эмигрант

Это у двуногих «красна девица», а в животном многолапковом мире чаще – красный молодец, в случае же со стрекозами-красными шафранками – в прямом смысле красный, с головы по самые лапки.



Collapse )

Как ночь распорядилась днём

Безотчётно и ненамеренно объектив моего фотоаппарата впитывал вчера голубые тона окружающего. Села вечером разобрать сделанные за день снимки и удивилась: сколько сине-голубого!

Небо, само-собой, но и лазурные детали карусели на народном празднике, куда мы ненадолго заглянули:



Девушки-кёльнерши в васильковом:
Collapse )

Лица Бессмертного Полка

Для меня это было впервые. Нет, конечно, видела по телевизору и воочию четыре года назад, а в позапрошлом году участвовала в подобной акции в Мюнхене, но в таком настоящем полномасштабном шествии  (говорят, около 130 тысяч в Екатеринбурге шло) – первый раз. И мне всё понравилось. Как весь день звучали колокола Храма на Крови, благославляя людей на шествие, как участники пели на ходу военные песни, как, не торопясь, без суеты и пафоса, шли... Только в этот день можно увидеть столько хороших лиц. Шли с двоюродной сестрой Олей и её мужем Валей, с тремя портретами: Олиного папы, старшего брата моей мамы и отца моего мужа. А теперь просто лица людей: на шествии, на концерте после него, на улицах -  вглядитесь...


Collapse )

В родительский день

Широкореченское кладбище в Екатеринбурге – самое привилегированное: здесь похоронены многие известные люди города – врачи, учёные, общественные и партийные деятели, люди искусства, военные. У нас на нём покоятся родители мужа. Они были учителями. Отец мужа – учителем математики, директором школы, а мама – учителем физики. Дмитрий Сергеевич к тому же фронтовик: командиром кавалерийского взвода участвовал в форсировании Северского Донца, командовал взводом автоматчиков в боях на Кавказе, а в 1944-ом, командуя стрелковой ротой, был тяжело ранен  в боях за Днепр. Среди его учеников есть учёные-математики, архитекторы, врачи. Они и помогли получить разрешение на захоронение в 1981.

Сейчас кладбище ухоженное: к
услугам посетителей бесплатные мешки для мусора, ёмкости для воды, работающая колонка. А когда-то мы боролись с регулярно возникавшей возле могил кучей мусора. Теперь мусор вмещается в контейнеры – их регулярно освобождают.

Каких только памятников здесь не встретишь! Но самые грандиозные, по-прежнему, у цыган и новых русских 90-х годов. В родительский день цыгане приехали большими семьями, расставили длинные столы, на которых свободного сантиметра не было от бутербродов с икрой, красной рыбой, копчёностями, блюд с то ли гусями, то ли поросятами целиком, гор пасхальных яиц и куличей, ваз с фруктами в полметра высотой, батарей бутылок с коньяками,  водкой, винами. Да ещё мангалы для шашлыков запустили. Ничего подобного я прежде не видела – какой-то пир горой, будто свадьбы играют. Русские поминали скромно, сидя за маленькими столиками. А у нас ни скамейки, ни стола. Кладбищенская контора работала, и, ни на что особо не надеясь, зашла и спросила, можно ли установить столик с лавочкой? Ответ был утвердительным: «Хоть завтра.» Показали образец, я согласилась, и назавтра к вечеру уже принимала работу. Ножки забетонировали:


Столешница, сиденье и спинка из пластика. Сестра Оля говорит, что их, возможно, делают из переработанного пластикового мусора.

Это было накануне 9 мая, вечером, и мы с Алей ещё немного прошли по аллее героев и побыли у Вечного огня. Назавтра здесь будет много людей — возложение венков, митинг, речи, а сейчас тихо, но от этого не менее торжественно. Наблюдали трогательную сцену: молодой папа с маленьким сыном возлагали цветы. Заговорила с ними – оказывается, было мероприятие в детском саду, и принесённые на него цветы им поручили отнести к Вечному огню.

Collapse )

Между «Красной горкой» и родительским днём

Незадолго до родительского дня, что через 9 дней после Пасхи, мы с Алей гуляли по сайту «Архив памяти», и я нашла могилу дедушкиного старшего брата – Егора, а Аля – бабушку, прабабушку и много родственников отца. Я вновь собиралась на Северное кладбище, так как хотела встретиться с родственниками, наметившими посещение семейной могилы на понедельник, а Аля решила поехать со мной, так как надеялась увидеть виртуально найденные могилы. Мы зарисовали примерный план их местоположения, но, к сожалению, номеров секций нам тогда распознать не удалось.

На кладбище мы разделились: я отправилась к родственникам, Аля – на поиски. Всех очень рада была видеть – дядю Федю, Таню, Ваню, Олю. Помянули. Жаль, что с Витей не встретились – он, оказывается, на следующий день приезжал. Дядя Федя рассказал, что на Никольском кладбище, что на Сортировке, похоронены наш прадед – отец дедов Акима и Егора, их брат Виктор и сестра Люба, умершие в детском и младенческом возрасте. Он однажды пробовал найти, но не смог – вероятно, фамилии на табличках уже не читаемы. Нет их и на сайте «Архива памяти». Но у меня ещё теплится надежда – попробовать сделать запрос создателям сайта – может, у них есть доступ к каким-нибудь кладбищенским книгам? Никольское кладбище – одно из старейших в городе, закрытое ещё в 1965 году. Из интернета:

«Кладбище было основано в 1851 году. Здесь похоронены жители визовских поселков, рабочие завода, воины Великой Отечественной войны - 77 военнослужащих, умерших в 1941-1946 гг. в госпитале,  который располагался в гостинице "Мадрид" (ул. Машиностроителей, 4). В 1965 году кладбище закрыли для захоронений. Но до сих пор на могилках полувековой давности можно встретить новые таблички и  мемориальные доски – кладбище принимает родственников прежде здесь похороненных, если умершие преданы кремации.

В конце 2003 года, на Никольском кладбище открыли и освятили новый храм. Поэтому, несмотря на заброшенность старого кладбища, уход и присмотр за могилами все же осуществляется.
»

http://wikimapia.org/10796251/ru/%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B1%D0%B8%D1%89%D0%B5

После встречи мы с Олей решили поискать могилу деда Егора, но не хватило подготовки и времени, хотя, как потом оказалось, мы были на верном пути. Аля тоже не нашла своих – неправильно определили секцию. Решили дома поизучать ещё. И разобрались-таки! Через три дня съездила на кладбище снова и могилу деда Егора нашла. Это было очень нужно — папа переживал, что в последние годы не мог посещать и не передал нам. А пирамидка на могиле, хоть и простая железная, оказалась уникальной – явно сделанная руками деда Акима (он был классным слесарем), и надпись на табличке волнующая и тёплая: «Вечная память… вечная память. Дорогому брату, уже покойному — последний долг.» Теперь уж не должны потерять.

А вечером решили погулять в районе Зелёной рощи – Але хотелось посмотреть на Ново-Тихвинский женский монастырь. Доехали до Дворца спорта. Там перед входом памятник спотсменам — участникам войны. И ребята на велосипедах сложные кульбиты выделывают.

Collapse )

Красная горка

Про «Красную горку», что нынче была 5 мая, пишут разное: у кого-то это весёлый праздник – окончательная победа весны, повтор Пасхи, у кого-то праздник девичий – время свадеб, у многих – день посещения кладбищ. У нас в этот день тоже получилась смесь. С утра мы с Алей поехали на Северное кладбище, где похоронены мои родители, бабушка и дедушка, дядя и тёти. У Али где-то здесь же – бабушка Дуня, которую я хорошо знала, и другие родственники. Правда, точного местоположения могил Аля не помнила. Кладбище очень большое, и народу съехалось соответственно – столько я здесь ещё никогда не видела.

Машинам не хватило довольно большой стоянки перед главным входом, и они заполонили всю улицу, ведущую к нему. Море цветов, горы мусора, который, правда, уже начали вывозить.


Collapse )