Category: путешествия

Голландцы и селёдка*

Прочла недавно, что Нидерланды отказались от имени «Голландия». Как же теперь жителей по-русски называть, нидерландцы?) Всё-таки буду использовать привычное название, тем более, что рассказ будет о событиях четвертьвековой давности.

С Элигиусом мы познакомились в 1993 во французском городке Компьень, знаменитым не только подписанными в нём перемириями первой и второй мировой войн, но и взятием в плен Жанны д'Арк. Доклад, сделанный на конференции моим мужем, до того понравился Элигиусу, что он предложил приехать с научным визитом и выступить в Дельфтском университете на семинаре профессора – руководителя его диссертации. В Голландии мы до этого никогда не были и, не долго думая, согласились.

И вот мы в Вагенингене – небольшом городке недалеко от Дельфта, где живёт Элигиус, гостеприиимно предложивший нам остановиться на пару ночей у него дома. Февраль, промозгло, влажный туман стелется над совершенно плоской, кое-где присыпанной снежком землёй. Оставив нас у камина с весело болтающей женой и её подружкой, Элигиус уехал забирать детей из бассейна. Камин тут не для интерьера, а для обогрева – в доме наподобие дачного никаких излишеств в виде батарей не предусмотрено. Вбегают возбуждённые плаванием,  дружно шмыгающие носами и смело сбрасывающие с себя верхнюю одежду четверо (!) детей. Элигиусу, между прочим, всего лишь около 30 лет. Уставшие с дороги, мы вскоре отправляемся спать на второй этаж дома. Холодина ужасная. Выделенный нам обогреватель, ничуть не помогает, и мы спим, не раздеваясь. На следующий день доклад в Дельфте, заболеть нельзя.

Всё проходит успешно, и в завершение встречи профессор приглашает всех на обед в университетскую кантину. Стол уже накрыт. Подана знаменитая голландская селёдка и ещё какая-то сопутствующая еда. Из напитков – внимание! – только молоко. Пить после селёдки, как вы понимаете, очень хочется, и мы, сильно колеблясь, но проиграв борьбу с жаждой, решаемся-таки последовать примеру аборигенов и отважно выпиваем по стаканчику. Пережив кое-как вторую, не менее холодную ночь, на следующий едем с Элигиусом к поезду. Элигиус – голландец необычный, он ездит на «Жигулях», и по дороге у этих «Жигулей» лопается колесо. К поезду мы тем не менее успеваем, благодаря ловкости нашего голландского друга, буквально за несколько минут поставившего «запаску». К слову, на этих самых "Жигулях" спустя полгода Элигиус преодолел две тысячи километров (туда-обратно), приехав  к нам с ответным визитом.

Уже в поезде мы с мужем синхронно чувствуем себя как-то не очень, но добираемся-таки до дома, чтобы неделю проваляться со всеми прелестями кишечного гриппа – температурой-поносом-соплями...холод-селёдка-молоко. С тех пор о голландцах  у меня впечатление как о закалённых холодами, крепких желудками, сноровистых парнях, в гости к которым всё равно почему-то не тянет.))

Эпилог. Спустя примерно десятилетие, мы отважились снова попробовать голландскую селёдку в Амстердамском ресторане, на этот раз летом, без молока и без последствий. Вкусная, чего уж там.)



*Спасибо lady_catari за мотивацию

Карловы Вары: заключительно-прощальное

Именно тогда, когда ты научился желать по-чешски «здрави и счастичка» в наступающем новом году, осознал, что клобук – это шляпа, а кабелка – сумка, оценил напевность народных «песничек», стал не только задирать голову вверх, рассматривая фасады домов, но и обращать внимание на то, что под ногами в узоре брусчатки, пора собираться домой.


Collapse )

Чешский город Соколов

В субботу, 28-го, заботливые менеджеры санатория освободили мне время от процедур для возможной экскурсии. Но я отказалась от всех предлагаемых, не поехав ни в Прагу – бывала уже, ни в Мариенбад – побываю ещё когда-нибудь, запланировав ещё дома поездку в находяшийся всего в 15 минутах езды от Карловых Вар шахтёрский городок Соколов. 75 лет назад название города звучало по-немецки как «Фалькенау», ведь Falke в переводе с немецкого «сокол». Но это было трагическое переименование и чудовищная история. Во время войны в Фалькенау фашисты устроили лагерь для советских военнопленных. Голодных больных людей посылали на работы в местные шахты для добычи угля. Те, кто ещё хоть как-то был способен на эти работы, направлялись в рабочие команды поближе к шахтам, а в лагере оставались измождённые и истощённые люди, в большинстве своём уже больные туберкулёзом. Они не получали никакого лечения, хотя официальное название было «лагерь-лазарет». В этом «лазарете» за военные годы погибло более 2200 наших военнопленных.

И я непременно хотела посетить то место, где был лагерь, и мемориал на месте массовых захоронений, и местный музей. Тем более, что с директором музея, Михаэлем Рундом,  познакомилась по переписке несколько лет назад, занимаясь поиском отца Маи Владимировны Шлыковой из Рязани – Владимирова Фёдоровича Генинга, который в 1941 в составе московского ополчения ушёл на фронт и пропал без вести. Историю его поиска я уже рассказывала https://turova-varvara.livejournal.com/34357.html

В 2011, через 70 лет после начала войны,  выяснилось, что Владимир Фёдорович погиб в Фалькенау на Эгере. С Маей Владимировной мы до сих пор в контакте, ей уже 88 лет, и она, к сожалению, сама не может побывать на могиле отца. И я решила съездить туда вместо неё и прислать ей потом фотографии. Когда расспрашивала на рецепции своей гостиницы от том, как мне лучше добраться до Соколова, выяснилось, что рецепционистка Лидия – соколовчанка. Она рассказала, что в прошлом году присутствовала на открытии мемориала и что к этому событию была выпущена книга, которую, конечно, мне захотелось заполучить для Маи Владимировны. Лидия посоветовала мне обратиться в российское консульство в Карловых Варах, что я и сделала, поговорив с сотрудниками по переговорному устройству у ворот консульства. Мне сказали, что книги о мемориале нет, а есть лишь альбом обо всех мемориалах карловарского края, и я, не видя его, решила, что это не то, что мне нужно. Напрасно, как потом оказалось.

Директор музея Михаэль Рунд, несмотря на свой начавшийся отпуск, встретил меня на вокзале на своей машине и сразу повёз к мемориалу. Там нет индивидуальных могил, но благодаря рассекречиванию военных документов архива Российского Министерства Обороны и работе нашего консульства, имена погибших теперь установлены и выбиты на плитах. До прошлого года здесь была лишь лужайка и стела.


Collapse )

Пользуясь случаем, всех зашедших с Рождеством!

Карловы Вары: если наскучила арxитектура

Когда же вы пресытитесь городскими пейзажами и вам остро захочется близости с природой, смело покупайте билет на фуникулёр или берите в руки скандинавские палки и отправляйтесь на верхние ярусы Карловых Вар. Мною были опробованы оба варианта. Фуникулёр завезёт вас либо сразу на самый верх к башне "Диана" со смотровой площадкой, либо  предоставит возможность выйти на промежуточной станции, чтобы обследовать ярус, предшествующий верхнему.


Collapse )

Карловы Вары: великие и кот отеля Ричмонд

Трудно сказать, кто из великих не побывал в Карловых Варах, а по-немецки - Карлсбаде. Разве что Пушкин не был, но и он написал своему другу Николаю Дмитриевичу Киселёву:

«Ищи в чужом краю здоровья и свободы,
Но север забывать грешно,
Так слушай: поспешай карлсбадские пить воды,
Чтоб с нами снова пить вино.»

Кстати, почему Карлсбад? В честь какого Карла назван курорт? О, это была интереснейшая личность: рождённый в Праге как Вацлав, воспитанный в Париже, и взявший имя Карл при конфирмации, он в течении 23 лет был императором Римской империи и в течении 32 лет королём Германии и Чехии. Это при нём был построен знаменитый Карловский мост в Праге. Ему же  приписывают открытие главного карловарского источника – гейзера – во время охоты. На эту тему полно живописных полотен в местном музее, а вот и сам Карл IV на стене городской библиотеки.


Collapse )

Карловы Вары: русская церковь, царь Пётр и рождественский город

После вчерашнего посещения карлварского театра я изменила в названии предыдущего поста «ярус» на «бельетаж» - так будет правильнее, ведь ярусы начинаются после бельетажа и балкона, а на уровне балкона в Карловых Варах находится храм святых Петра и Павла. Задуманный ещё Петром Великим во время его посещения Карловых Вар в 1711 и 1712 годах, храм был открыт лишь в 1895 году – полтора века  потребовалось, чтобы собрать деньги и построить его. Он необычайно красив, ухожен и посещаем. Судите сами.


Collapse )

Карловы Вары - бельетаж

На второй день решила, что пора из партера перейти к обследованию бельетажа, ведь Карловы Вары, словно театр, располагается на многих уровнях, основное же действие разворачивается внизу – на сцене, шедро украшенной источниками. Их здесь множество, но основных – 15. Близкие по составу, разные по температуре. Посмотрим сегодня на всё это сверху.

Поднимемся по одной из лестниц.



Здесь тоже санатории, отели, парки, а в них будоражащие воображение скульптуры. Вот бедная девочка с грустным взором, закутанная в скромную накидку.Collapse )

Карловы Вары – первые впечатления

Из моего окна на четвёртом этаже гостиницы видна речка Тепла и променад, по которому постоянно снуют  отдыхающие, идущие пропустить кружечку-другую  из лечебных источников или угоститься глинтвейном на рождественском рынке.



Collapse )

Между «Красной горкой» и родительским днём

Незадолго до родительского дня, что через 9 дней после Пасхи, мы с Алей гуляли по сайту «Архив памяти», и я нашла могилу дедушкиного старшего брата – Егора, а Аля – бабушку, прабабушку и много родственников отца. Я вновь собиралась на Северное кладбище, так как хотела встретиться с родственниками, наметившими посещение семейной могилы на понедельник, а Аля решила поехать со мной, так как надеялась увидеть виртуально найденные могилы. Мы зарисовали примерный план их местоположения, но, к сожалению, номеров секций нам тогда распознать не удалось.

На кладбище мы разделились: я отправилась к родственникам, Аля – на поиски. Всех очень рада была видеть – дядю Федю, Таню, Ваню, Олю. Помянули. Жаль, что с Витей не встретились – он, оказывается, на следующий день приезжал. Дядя Федя рассказал, что на Никольском кладбище, что на Сортировке, похоронены наш прадед – отец дедов Акима и Егора, их брат Виктор и сестра Люба, умершие в детском и младенческом возрасте. Он однажды пробовал найти, но не смог – вероятно, фамилии на табличках уже не читаемы. Нет их и на сайте «Архива памяти». Но у меня ещё теплится надежда – попробовать сделать запрос создателям сайта – может, у них есть доступ к каким-нибудь кладбищенским книгам? Никольское кладбище – одно из старейших в городе, закрытое ещё в 1965 году. Из интернета:

«Кладбище было основано в 1851 году. Здесь похоронены жители визовских поселков, рабочие завода, воины Великой Отечественной войны - 77 военнослужащих, умерших в 1941-1946 гг. в госпитале,  который располагался в гостинице "Мадрид" (ул. Машиностроителей, 4). В 1965 году кладбище закрыли для захоронений. Но до сих пор на могилках полувековой давности можно встретить новые таблички и  мемориальные доски – кладбище принимает родственников прежде здесь похороненных, если умершие преданы кремации.

В конце 2003 года, на Никольском кладбище открыли и освятили новый храм. Поэтому, несмотря на заброшенность старого кладбища, уход и присмотр за могилами все же осуществляется.
»

http://wikimapia.org/10796251/ru/%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B1%D0%B8%D1%89%D0%B5

После встречи мы с Олей решили поискать могилу деда Егора, но не хватило подготовки и времени, хотя, как потом оказалось, мы были на верном пути. Аля тоже не нашла своих – неправильно определили секцию. Решили дома поизучать ещё. И разобрались-таки! Через три дня съездила на кладбище снова и могилу деда Егора нашла. Это было очень нужно — папа переживал, что в последние годы не мог посещать и не передал нам. А пирамидка на могиле, хоть и простая железная, оказалась уникальной – явно сделанная руками деда Акима (он был классным слесарем), и надпись на табличке волнующая и тёплая: «Вечная память… вечная память. Дорогому брату, уже покойному — последний долг.» Теперь уж не должны потерять.

А вечером решили погулять в районе Зелёной рощи – Але хотелось посмотреть на Ново-Тихвинский женский монастырь. Доехали до Дворца спорта. Там перед входом памятник спотсменам — участникам войны. И ребята на велосипедах сложные кульбиты выделывают.

Collapse )

Бюсси

Ничего такого особенного вечер не предвещал. Разве что короткое посещение любимой библиотеки. Читальный зал, несмотря на пятницу, полон. Как же уютно здесь – посидеть бы, но у меня сегодня задача лишь отсканировать заказанную статью. Служащий в зале сканеров приветлив и вызывается помочь, так что на всё-про всё уходит несколько минут. Раскланиваемся, спускаюсь по парадной лестнице и выхожу на улицу в сумеречный город. Сразу нырять в подземку не хочется, до следующей остановки иду пешком.

Collapse )