Category: транспорт

Голландцы и селёдка*

Прочла недавно, что Нидерланды отказались от имени «Голландия». Как же теперь жителей по-русски называть, нидерландцы?) Всё-таки буду использовать привычное название, тем более, что рассказ будет о событиях четвертьвековой давности.

С Элигиусом мы познакомились в 1993 во французском городке Компьень, знаменитым не только подписанными в нём перемириями первой и второй мировой войн, но и взятием в плен Жанны д'Арк. Доклад, сделанный на конференции моим мужем, до того понравился Элигиусу, что он предложил приехать с научным визитом и выступить в Дельфтском университете на семинаре профессора – руководителя его диссертации. В Голландии мы до этого никогда не были и, не долго думая, согласились.

И вот мы в Вагенингене – небольшом городке недалеко от Дельфта, где живёт Элигиус, гостеприиимно предложивший нам остановиться на пару ночей у него дома. Февраль, промозгло, влажный туман стелется над совершенно плоской, кое-где присыпанной снежком землёй. Оставив нас у камина с весело болтающей женой и её подружкой, Элигиус уехал забирать детей из бассейна. Камин тут не для интерьера, а для обогрева – в доме наподобие дачного никаких излишеств в виде батарей не предусмотрено. Вбегают возбуждённые плаванием,  дружно шмыгающие носами и смело сбрасывающие с себя верхнюю одежду четверо (!) детей. Элигиусу, между прочим, всего лишь около 30 лет. Уставшие с дороги, мы вскоре отправляемся спать на второй этаж дома. Холодина ужасная. Выделенный нам обогреватель, ничуть не помогает, и мы спим, не раздеваясь. На следующий день доклад в Дельфте, заболеть нельзя.

Всё проходит успешно, и в завершение встречи профессор приглашает всех на обед в университетскую кантину. Стол уже накрыт. Подана знаменитая голландская селёдка и ещё какая-то сопутствующая еда. Из напитков – внимание! – только молоко. Пить после селёдки, как вы понимаете, очень хочется, и мы, сильно колеблясь, но проиграв борьбу с жаждой, решаемся-таки последовать примеру аборигенов и отважно выпиваем по стаканчику. Пережив кое-как вторую, не менее холодную ночь, на следующий едем с Элигиусом к поезду. Элигиус – голландец необычный, он ездит на «Жигулях», и по дороге у этих «Жигулей» лопается колесо. К поезду мы тем не менее успеваем, благодаря ловкости нашего голландского друга, буквально за несколько минут поставившего «запаску». К слову, на этих самых "Жигулях" спустя полгода Элигиус преодолел две тысячи километров (туда-обратно), приехав  к нам с ответным визитом.

Уже в поезде мы с мужем синхронно чувствуем себя как-то не очень, но добираемся-таки до дома, чтобы неделю проваляться со всеми прелестями кишечного гриппа – температурой-поносом-соплями...холод-селёдка-молоко. С тех пор о голландцах  у меня впечатление как о закалённых холодами, крепких желудками, сноровистых парнях, в гости к которым всё равно почему-то не тянет.))

Эпилог. Спустя примерно десятилетие, мы отважились снова попробовать голландскую селёдку в Амстердамском ресторане, на этот раз летом, без молока и без последствий. Вкусная, чего уж там.)



*Спасибо lady_catari за мотивацию

Водятся ещё такие девушки...

Заметила её на автобусной остановке. С открытой на первых страницах толстенной книгой в руках. Так хотелось сфотографировать, потому что нечасто уже встретишь такое - одни смартфоны кругом, но не снимешь же в упор. Удалось только мельком бросить взгляд на страницы - беллетристика, не учебник. А потом мы вышли на одной и той же остановке, и стали ждать метро. Интервал движения поездов тут 10 минут, так что у неё была возможность почитать, а у меня - поснимать. На расстоянии, незаметно, чтобы не помешать этому священному процессу.


Collapse )

Из серии «жду метро»

Четыре минуты наблюдения за полевыми воробушками, пока не пришёл поезд. По привычке стала смотреть в сторону поля с неубранными подсолнухами, но на этот раз щебетанье доносилось прямо с перрона откуда-то сверху. На металлических конструкциях, расчерченных неделю назад иероглифами инея, а теперь обласканных солнцем, резвились четыре воробья.

Collapse )

Вспоминая вчера

Зайду с позавчера.) В снеге в свете вечерних фонарей всегда что-то от спектакля: словно декораций понаставили, снег по веткам картинно разложили, пока тебя не было. А перестановки, точно, произошли: велик, стоявший два дня заснеженным чучелом, переместился к подъезду – неужели кто-то решился на езду?

Collapse )

Солнечной вам пятницы!